Евгений Павлович Брандис 5 глава

Видите ли, жизнь Сайреса Смита висела на волоске!

Здесь Наб поведал, как он нашёл владельца. Намедни, выйдя на рассвете из Трущоб, он снова пошёл на поиски, двинулся по берегу на север и дошёл до того места, где уже был намедни.

И снова — хотя и без всякой надежды, как он Евгений Павлович Брандис 5 глава сам признался, — Наб принялся находить: заглядывал в каждую впадину меж скал, всматривался в поверхность песочной террасы — нет ли там какого-либо следа, который поможет его поискам. Осматривал он приемущественно ту часть берега, которую не затопляла вода, так как у кромки моря прилив и отлив, чередуясь, непременно, стёрли все следы. Наб больше Евгений Павлович Брандис 5 глава не чаял отыскать собственного владельца живым. Он находил тело Сайреса Смита, чтоб своими руками предать его земле!

Длительно находил Наб. Все его усилия оставались бесплодными. Казалось, на этом пустынном берегу никогда не возникал человек. Ту полосу береговой террасы, до которой доходил прилив, усеивали миллионы раковин и ни Евгений Павлович Брандис 5 глава одна из их не была растоптана. В протяжении двух-трёх сотен ярдов Наб не мог найти следов человека. Было ясно, что к берегу никто не приставал. Наб решил пройти ещё несколько миль. Может быть, что тело отнесло течением. Если утопленник плывёт неподалеку от низкого берега, изредка случается, чтобы волны в Евгений Павлович Брандис 5 глава какой-то момент не выкинули труп. Наб это знал, и ему хотелось в последний раз посмотреть на собственного владельца.

— Я прошёл по берегу ещё две мили, оглядел во время отлива все рифы, а в часы прилива весь сберегал и уже отчаялся: ничего, дескать, я не найду. И вдруг Евгений Павлович Брандис 5 глава вчера около 5 часов вечера я увидел на песке следы человечьих ног.

— Следы человечьих ног? — воскрикнул Пенкроф.

— Да! — подтвердил Наб.

— И откуда же шли эти следы? От самых рифов? — спросил журналист.

— Нет, только от границы прилива, а меж ним и рифами море, должно быть, стёрло следы.

— Продолжай, Наб, — произнес Гедеон Спилет.

— Я, как Евгений Павлович Брандис 5 глава увидел эти следы, как будто с мозга сошёл. Они очень ясно отпечатались и шли по направлению к дюнам. Я побежал в ту сторону; бежал с четверть мили, держась этих следов, но старался их не затоптать. Минут через 5, когда уж стало смеркаться, слышу — лает собака. Это Топ лаял. Он Евгений Павлович Брандис 5 глава и привёл меня сюда, к моему владельцу!

И в заключение Наб сказал о том, как он тужил, когда увидел нечуткое тело Сайреса Смита. Зря он пробовал найти в нём хоть какие-нибудь признаки жизни. Он находил мёртвое тело, то сейчас, обнаружив его, жаждал возродить в нём жизнь! Все его Евгений Павлович Брандис 5 глава усилия были напрасны. Оставалось только дать последний долг тому, кого он так обожал.

Тогда и Наб поразмыслил о собственных товарищах. Наверное, они тоже желают попрощаться с погибшим. Около него был Топ. Разве нельзя положиться на сообразительность такового умного пса, такового преданного друга? Наб пару раз произнёс имя Евгений Павлович Брандис 5 глава журналиста: из спутников владельца Топ лучше всех знал Гедеона Спилета. Позже Наб показал рукою на юг, и собака понеслась по берегу в ту сторону.

Мы уже знаем, как Топ, руководствуясь инстинктом, который может показаться практически сверхъестественным, нашёл дорогу в Трущобы, хотя никогда там не бывал.

Товарищи Наба слушали его рассказ с напряжённым Евгений Павлович Брандис 5 глава вниманием. Всё же оставалось не поддающимся объяснению, почему у Сайреса Смита нет ни одной царапинки на теле, невзирая на то, что только ценою тяжких усилий он мог выкарабкаться из бурунов, кипящих вокруг рифов. И неясно было также, как полуживой Сайрес Смит мог пройти больше мили от берега к пещере Евгений Павлович Брандис 5 глава, затерявшейся посреди дюн.

— Послушай, Наб, — произнес журналист, — так, означает, это не ты перенёс сюда собственного владельца?

— Нет, не я, — ответил Наб.

— Стало быть, мистер Смит сам сюда добрался — это ясно, — произнес Пенкроф.

— Ясно-то ясно, да неописуемо! — увидел Спилет. Разрешить эту загадку мог один только Сайрес Смит.

Необходимо Евгений Павлович Брандис 5 глава было ожидать, когда он способен будет гласить. К счастью, жизнь уже ворачивалась к нему. От крепких растираний восстановилось кровообращение. Сайрес Смит вновь пошевелил руками, позже повернул голову и произнёс какие-то несвязные слова.

Нагнувшись, Наб окрикнул его, но Смит, казалось, ничего не слышал и как и раньше не открывал Евгений Павлович Брандис 5 глава глаз. Жизнь просыпалась в нём, он шевелил руками, но то были непроизвольные, безотчетные движения.

Пенкроф очень жалел, что в пещере не пылает костёр, ну и нельзя развести огня, так как, выходя из Трущоб, он позабыл захватить с собой жгут из опалённой тряпки, — этот заменитель трута было бы просто Евгений Павлович Брандис 5 глава зажечь, высекая искры с помощью 2-ух кремней. У инженера спичек не оказалось, во всех его кармашках было пусто, исключительно в жилетном кармашке уцелели часы. Посоветовавшись, друзья Сайреса Смита пришли к единодушному решению — поскорее перенести его в Трущобы.

Благодаря рачительному уходу товарищей Сайрес Смит очнулся быстрее, чем можно было ждать. Вода, которой Евгений Павлович Брандис 5 глава смачивали ему запекшиеся губки, подействовала на него благотворно. Пенкрофу пришла успешная идея — подбавить к неё мясного сока, выжатого из остатков горячего, которое он захватил в дорогу. Герберт побежал на сберегал моря и принёс оттуда две огромные двустворчатые раковины. Составив нечто вроде микстуры, мореплаватель осторожно влил в рот Сайресу Евгений Павлович Брандис 5 глава Смиту несколько капель, и тот с алчностью их проглотил.

В конце концов, он открыл глаза. Наб и журналист наклонились над ним.

— Мистер Смит! Мистер Смит! — позвал его Наб.

Сайрес Смит услышал. Он поглядел на Наба и Спилета, позже на 2-ух других собственных спутников — Герберта и мореплавателя — и каждому Евгений Павлович Брандис 5 глава слабо пожал руку.

Снова он произнёс что-то несвязное, будто бы те же слова, что вырвались у него в беспамятстве и выражали идея, даже тогда не дававшую ему покоя. Но сейчас эти слова можно было разобрать.

— Полуостров либо континент? — тихо спросил он.

— Да ну его ко всем чертям! — не удержавшись Евгений Павлович Брандис 5 глава, воскрикнул Пенкроф. — Разве это принципиально? Лишь бы вы были живые, мистер Смит! Полуостров либо континент! Позже узнаем.

Инженер немного кивнул головой, соглашаясь с ним, позже будто бы задремал.

Гедеон Спилет остался в пещере беречь сон Сайреса Смита, а трое других, по совету журналиста, ушли приготовить носилки, чтоб Евгений Павлович Брандис 5 глава перенести хворого, по способности не беспокоя его. Наб, Герберт и Пенкроф направились к высочайшей дюне, украшенной купой чахлых деревьев. Дорогой мореплаватель всё говорил удивлённо:

— Полуостров либо континент? Вот о чём он задумывается, а ведь сам еле дышит! Ну и человек!

Взобравшись на вершину дюны, Пенкроф и два его товарища, не имея Евгений Павлович Брандис 5 глава других орудий, не считая собственных рук, просто-напросто обломали самые толстые ветки достаточно хилого, потрёпанного ветром дерева, принадлежащего к разновидности морской сосны; из ветвей они создали носилки и наложили на их листьев и травки, чтоб Сайресу Смиту удобнее было лежать.

На всю эту работу ушло минут 40, и когда мореплаватель, Наб Евгений Павлович Брандис 5 глава и Герберт возвратились в пещеру, к Сайресу Смиту, от которого не отходил Спилет, было 10 часов утра.

Инженер пробудился, в конце концов, либо, точнее, пришёл в себя после собственного долгого забытья. На его лице, поражавшем до той минутки восковой бледностью, выступили краски. Он приподнялся на локте и Евгений Павлович Брандис 5 глава поглядел вокруг недоуменным взором, будто бы спрашивая, где он очутился.

— Вы сможете слушать меня? — спросил Спилет. — Либо это очень заморит вас?

— Гласите, — ответил инженер.

— А по-моему, мистер Смит будет слушать вас ещё лучше, если отведает вот этого желе из тетерева, — произнес мореплаватель, — Отведайте, мистер Сайрес. Это тетерев, добросовестное Евгений Павлович Брандис 5 глава слово, тетерев, — добавил он, подавая Смиту своё «желе», в которое он добавил сейчас чуть-чуть мяса.

Сайрес Смит свёл несколько кусочков; всё остальное разделили меж собой его проголодавшиеся товарищи и отыскали собственный завтрак достаточно небогатым.

— Не неудача! — произнес мореплаватель. — В Трущобах поедим лучше. Нужно вам сказать, мистер Сайрес, у нас вон Евгений Павлович Брандис 5 глава там, в южной стороне, есть свой дом в три комнаты, с постелями и с печкой, а в кладовой у нас лежит несколько 10-ов птичек, которых Герберт именует «куруку». Носилки вам готовы, и, как вы мало оправитесь, мы вас перенесём в нашу квартиру.

— Спасибо, друг мой, — ответил инженер. — Ещё часок Евгений Павлович Брандис 5 глава-другой полежу здесь, и можно будет отправиться. А сейчас рассказывайте, Спилет.

Журналист поведал обо всём, что вышло, и, описывая действия, о которых Сайрес Смит не мог знать, сказал, как воздушный шар выкинуло на сберегал, как его пассажиры вступили на какую-то неизвестную землю, по всей видимости необитаемую Евгений Павлович Брандис 5 глава, хотя ещё непонятно, что она собою представляет — полуостров либо континент; как они устроили для себя убежище в Трущобах и как стали находить Сайреса Смита; поведал о самоотверженных поисках Наба, о том, как многим они должны сообразительности верного пса Топа и т. д.

— Так вы, означает, не на берегу меня отыскали Евгений Павлович Брандис 5 глава? — слабеньким голосом спросил Сайрес Смит.

— Нет, — ответил Гедеон Спилет.

— И означает, не вы перенесли меня в эту пещеру?

— Нет.

— А далековато до неё от рифов?

— С полмили будет, — ответил Пенкроф. — Вам умопомрачительно, мистер Смит, как вы сюда попали, а мы ещё больше этому дивимся!

— По правде, странность какая! — увидел Евгений Павлович Брандис 5 глава инженер.

Равномерно, оживляясь, он с возраставшим энтузиазмом слушал собственных товарищей.

— Да, удивительно, — согласился Пенкроф. — А сможете вы поведать, что с вами было после того, как вас смыло волной?

Сайрес Смит старался собраться с идеями. Но он не много что мог вспомнить. Волной его выкинуло из сетки аэростата, и Евгений Павлович Брандис 5 глава он опустился в воду на глубину в несколько саженей. Позже выплыл на поверхность. В полумраке он увидел около себя какое-то живое существо, боровшееся с волнами. Это был Топ, бросившийся на помощь владельцу. Подняв глаза, Смит уже не увидел воздушного шара: едва инженер и его собака выпали из сетки и тяжесть Евгений Павлович Брандис 5 глава аэростата уменьшилась, он стрелой взлетел в высоту. И вот Смит оказался посреди бушующих волн, на расстоянии в полмили от берега. Он пробовал выплыть, напрягал все силы. Топ поддерживал владельца, ухватившись зубами за его одежку; но вдруг быстрое течение схватило его, понесло к северу, а здесь захлестнула волна Евгений Павлович Брандис 5 глава, и после получасовой борьбы он пошёл ко дну, завлекая за собой Топа. С этого мгновения и до той минутки, когда он очнулся на руках у собственных друзей, он ничего не помнил.

— Ну, так, правильно, волны выкинули вас на сберегал, — произнес Пенкроф, — и у вас хватило сил дойти сюда, ведь Наб Евгений Павлович Брандис 5 глава нашёл на песке следы ваших ног.

— Да… Должно быть, так и было… — раздумчиво произнес инженер. — А других следов вы не замечали на берегу?

— Ни одного, — ответил журналист. — Да если б вдруг и явился в грозную минутку некий неизвестный спасатель, почему же он бросил вас после того, как вырвал из бездны океана Евгений Павлович Брандис 5 глава?

— Вы правы, дорогой Спилет. Послушай, Наб, — добавил инженер, внимательно смотря на собственного слугу. — Может быть, это всё-таки ты… Может быть, от горя у тебя тогда в голове помутилось, и ты забыл… Да нет, какая несуразная идея… А следы эти ещё целы? — спросил Сайрес Смит.

— Да, некие целы, — ответил Евгений Павлович Брандис 5 глава Наб. — Вон там, у внутреннего склона этой дюны, следы сохранились, — они были здесь защищены и от ветра и от дождика. А все другие буря убила.

— Пенкроф, — произнес Сайрес Смит, — возьмите, пожалуйста, мои ботинки, поглядите, подходят ли они к отпечаткам на песке.

Мореплаватель выполнил его просьбу; совместно с Гербертом Евгений Павлович Брандис 5 глава он пошёл прямо за Набом к тому месту, где сохранились следы на песке.

Оставшись наедине с репортёром, Сайрес Смит произнес:

— Тут вышло что-то не поддающееся объяснению!

— Совсем не поддающееся объяснению! — подтвердил Гедеон Спилет.

— Не будем пока вникать во всякие загадки, дорогой Спилет. Побеседуем об этом позже.

Через минутку Евгений Павлович Брандис 5 глава Наб и Герберт возвратились.

Никаких колебаний быть не могло: подошвы башмаков Сайреса Смита в точности совпадали с уцелевшими отпечатками. Итак, следы на песке принадлежали Сайресу Смиту.

— Ну, вот и отлично, — произнес он. — Означает, это у меня самого был провал в памяти, в каком я заподозрил Наба. Я шёл, как Евгений Павлович Брандис 5 глава сомнамбул, совершенно не сознавая, что куда-то иду. А привёл меня сюда Топ, привёл, следуя собственному инстинкту. И он же выручил меня из волн… Иди сюда, Топ, иди, неплохой мой пёс!

Красавчик пёс с веселым визгом ринулся к владельцу. И естественно, был награждён за свою преданность бессчетными ласками.

Читатель, непременно Евгений Павлович Брандис 5 глава, согласится, что разъяснить спасение Сайреса Смита как-нибудь по другому было нереально и что эта честь полностью принадлежала Топу.

Около пополудни Пенкроф спросил инженера, можно ли сейчас перенести его в убежище. Заместо ответа Сайрес Смит усилием воли принудил себя подняться, но здесь же ноги у него подкосились Евгений Павлович Брандис 5 глава, и, чтоб не свалиться, он ухватился за плечо Пенкрофа.

— Хорошо уж, хорошо! — произнес Пенкроф. — Подать карету государю инженеру!

Принесли носилки, покрытые мягеньким мхом и травкой, уложили на их Сайреса Смита и понесли его к берегу. Пенкроф взялся за носилки впереди, а Наб сзади.

До Трущоб было надо пройти восемь Евгений Павлович Брандис 5 глава миль, а потому что нести хворого следовало медлительно, не спеша и, возможно, предстояло нередко останавливаться, то путешественники рассчитывали, что они доберутся до места часов через 6.

Как и раньше дул сильный ветер, но дождик, к счастью, не стал. Лёжа на носилках, инженер приподнялся на локте и оглядывал сберегал, в особенности верхнюю террасу Евгений Павлович Брандис 5 глава. Он не промолвил ни слова, но смотрел пристально, и, непременно, очертания этого побережья, его пески, горы и леса отпечатлелись в памяти инженера Смита. Но часа через два вялость взяла своё, он растянулся на носилках и уснул.

К половине шестого вечера небольшой караван достигнул срезанного угла гранитного Евгений Павлович Брандис 5 глава кряжа, а скоро добрался до Трущоб.

Все тормознули. Носилки опустили на землю. Сайрес Смит не пробудился — так прочно он спал.

К последнему собственному удивлению, Пенкроф увидел, что буря, бушевавшая ночкой, изменила уже знакомую картину. Произошли достаточно значимые обвалы, на песке лежали скатившиеся огромные глыбы, весь сберегал ковром устилал большой слой Евгений Павлович Брандис 5 глава водных растений. Разумеется, волны, перекатываясь через островок, доходили до подножия гранитного кряжа.

Перед входом в убежище земля была изрыта — непременно, и на эти глыбы кидались приступом сокрушительные морские валы.

Ужасная гипотеза мелькнула в голове Пенкрофа, и он опрометью кинулся в каменный проход. Но тотчас же выбежал оттуда и Евгений Павлович Брандис 5 глава застыл у входа, растерянно смотря на товарищей…

Огнь угас. Влажная земля перевоплотился в грязь. Опалённая тряпица, которая должна была подменять трут пропала. Море, проникнув в глубину коридора, всё там перевернуло, всё убило!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сайрес вновь с товарищами. — Опыты Пенкрофа. — Безуспешная попытка. — Полуостров либо континент? — Планы инженера Смита. — В каком месте Тихого океана Евгений Павлович Брандис 5 глава? — В лесной почаще. — Сосновая шишка. — Охота на водосвинку. — Перспективный дымок.

Мореплаватель кратко поведал Гедеону Спилету, Герберт и Набу о приключившейся неудаче. Но несчастье, чреватое, по воззрению Пенкрофа, грустными последствиями произвело на товарищей славного мореплавателя далековато не однообразное воспоминание.

Наб был так счастлив возвращению владельца, что не слушал Пенкрофа Евгений Павлович Брандис 5 глава — точнее, не вожделел омрачать собственной радости.

Герберт, казалось, до некой степени делил опаски мореплавателя.

А журналист, выслушав сетования Пенкрофа, ответил очень просто:

— Поверьте, Пенкроф, меня это меньше всего интересует.

— Да ведь я говорю вам, что у нас нет огня!

— Подумаешь!

— И никак его сейчас не добыть.

— Ересь Евгений Павлович Брандис 5 глава!

— Да что вы, мистер Спилет!..

— Разве с нами нет Сайреса? — произнес журналист. — Инженер наш цел и невредим. Уж он-то выдумает, как добыть огнь.

— Да из чего?

— Из ничего.

Что мог ответить на это Пенкроф? Он промолчал, ибо в глубине души не меньше собственных товарищей веровал в Сайреса Смита; для их инженер Евгений Павлович Брандис 5 глава Смит был чудом вселенной, кладезем премудрости и всех знаний человечьих! Лучше было сказаться с Сайресом на необитаемом полуострове, чем без Сайреса в наибольшем и культурном городке Соединённых Штатов. С Сайресом у их ни в чем же не могло быть недочета. С ним нереально было утратить надежду Евгений Павлович Брандис 5 глава. Если бы кто-либо произнес этим хорошим людям, что землю, на которую их выкинуло, убьет извержение вулкана, что земля эта канет в пучину Тихого океана, они преспокойно ответили бы: «Тут Сайрес. Вы же видите, Сайрес с нами!»

Но пока инженер, утомлённый долгим путешествием на носилках, всё ещё спал непробудным сном, и Евгений Павлович Брандис 5 глава спутники не могли обратиться к его изобретательности. Пришлось обойтись без огня и ограничиться очень небогатым ужином. Тетеревов уже съели, а зажарить какую-нибудь другую дичь не представлялось вероятным.

Сначала Сайреса Смита, перенесли в центральный коридор пристанища. Там ему устроили ложе из подсохших водных растений. Глубочайший сон, овладевший Евгений Павлович Брандис 5 глава инженером, мог принести ему только пользу, восстановив его силы лучше, чем самая обильная еда.

К ночи подул резкий северо-восточный ветер, и стало очень холодно. Потому что море убило перегородки, изготовленные Пенкрофом в коридорах, то там сейчас беспрепятственно разгуливали сквозняки, и отысканное убежище стало не много применимым для жилища. Сайрес Евгений Павлович Брандис 5 глава Смит совершенно бы замёрз, если б товарищи не поснимали с себя кто куртку, кто блузку и не укутали его хорошо.

Ужин в тот вечер состоял из постоянных литодомов; Герберт и Наб принесли их огромное количество с берега, а к ракушкам парень добавил ещё значительное количество съедобных водных растений, отысканных им на Евгений Павлович Брандис 5 глава прибрежных горах, которые затопляло исключительно в наибольшие приливы. Водные растения эти, принадлежавшие к семейству фукусовых, были разновидностью саргассов и, высыхая, давали клейкую массу, достаточно богатую питательными субстанциями. Журналист и его товарищи, поглотив много литодомов, принялись за саргассы и отыскали, что они совершенно недурны на вкус. Нужно сказать, что Евгений Павлович Брандис 5 глава на тихоокеанских берегах Азии аборигены достаточно обширно употребляют саргассы в еду.

— А всё-таки пора уж мистеру Смиту пробудиться и придти нам на выручку, — произнес мореплаватель.

Меж тем холод становился всё посильнее, и нечем было защититься от него.

Пенкроф, очень опечаленный, всячески пробовал добыть огнь. Наб помогал ему Евгений Павлович Брандис 5 глава в этих опытах. Они отыскали малость сухого мха и, ударяя друг о друга два кремня принялись высекать искры. Но волокна мха были недостаточно сухи, и он всё не зажигался, тем паче что вылетавшие искры были слабее тех, что высекают с помощью железного огнива. Попытка не удалась.

Потом Пенкроф Евгений Павлович Брандис 5 глава вздумал добыть огнь по методу дикарей и попробовал тереть друг о друга два кусочка дерева. Если бы движения самого Пенкрофа и Наба можно было, согласно новейшей теории перевоплощения энергии, направить в термическую энергию, её оказалось бы довольно чтобы закипела вода в котле паровоза. Но огня он не добыли: кусочки дерева Евгений Павлович Брандис 5 глава сделались жаркими, а Набу и мореплавателю стало горячо, вот и всё.

Проработав час, Пенкроф, обливаясь позже, с досадой откинул чурки.

— Так я и поверю, что дикари добывают огнь таким методом! — воскрикнул он. — Дереву хоть бы что, а руки, того гляди, зажгутся!

Пенкроф зря не веровал в этот метод. Дикари вправду Евгений Павлович Брандис 5 глава могут добывать огнь резвым трением друг о друга кусков дерева. Но не всякое дерево применимо для этого. К тому же недаром говорится, что дело мастера опасается, а Пенкроф не умел взяться за дело.

Досада скоро прошла у Пенкрофа. Кусочки дерева, которые он отшвырнул, подобрал Герберт и тоже принялся тереть Евгений Павлович Брандис 5 глава их друг о друга. Пенкроф не мог удержаться от хохота, смотря, как хрупкий ребенок вздумал тягаться с ним, крепышом Пенкрофом, и самонадеянно повторяет его неудавшийся опыт.

— Три, дружок, три хорошо! — язвил он.

— Да я тру только для того, чтоб согреться, как ты, Пенкроф, — ответил, смеясь, Герберт, — а Евгений Павлович Брандис 5 глава то у меня зуб на зуб не попадает!

Вправду, Герберт отлично согрелся, да и только. Попытку добыть огнь пришлось отложить до утра. Гедеон Спилет в двадцатый раз заявил, что для Сайреса Смита такая задачка — сущий пустяк. А пока журналист улёгся спать прямо на песке в одном из коридоров Трущоб, Герберт, Наб и Евгений Павлович Брандис 5 глава Пенкроф последовали его примеру, а Топ растянулся у ног собственного владельца.

На последующий денек, 28 марта, инженер пробудился около восьми часов утра, увидел около собственного ложа товарищей, ожидавших его пробуждения, и так же, как намедни, сначала спросил:

— Полуостров либо континент?

Как видно, идея эта не давала ему покоя.

— Откуда Евгений Павлович Брандис 5 глава же нам знать, мистер Смит? — сделал возражение Пенкроф.

— Не понимаете?

— Нет. Но непременно узнаем, как вы нас поведёте оглядеть местные места, — продолжал Пенкроф.

— Мне думается, я могу уже встать, — ответил инженер и без особенных усилий поднялся на ноги.

— Вот и отлично! — воскрикнул мореплаватель.

— Я просто погибал от истощения, — увидел Сайрес Евгений Павлович Брандис 5 глава Смит. — Друзья мои, дайте мне чуть-чуть поесть, и всё пройдёт. У вас, естественно, есть огнь?

Мореплаватель замялся и не сходу ответил на щекотливый вопрос. В конце концов, собравшись с духом, произнес:

— Вот в том-то и неудача, мистер Сайрес! Нет у нас огня, либо, точнее сказать, был Евгений Павлович Брандис 5 глава огнь, да весь вышел!

И Пенкроф сказал о том, что случилось намедни. Инженера насмешил эпизод с единственной спичкой, а потом неудавшаяся попытка добыть огнь по методу дикарей.

— Поглядим, — произнес он. — Если не найдём ничего такового, что может поменять трут…

— То что тогда? — спросил мореплаватель.

— Тогда создадим спички.

— Хим?

— Хим!

— Не Евгений Павлович Брандис 5 глава такое уж это тяжелое дело, — произнес журналист, похлопав Пенкрофа по плечу.

Мореплаватель совершенно не делил такового представления, но возражать не стал. Все вышли из Трущоб. Погода была хорошая. Колоритное солнце взошло над горизонтом, и лучи его забавно игрались на призматических гранях больших утёсов.

Окинув резвым взором округа Евгений Павлович Брандис 5 глава, инженер сел на осколок горы. Герберт принёс ему несколько пригоршней ракушек и водных растений и произнес извиняющимся тоном:

— Вот всё, что у нас есть, мистер Сайрес.

— Спасибо и на том, дорогой, — ответил инженер. — На нынешнее утро довольно.

Он с аппетитом съел собственный небогатый завтрак, запивая его прозрачной, незапятанной водой, которую зачерпнули Евгений Павлович Брандис 5 глава из реки большой раковиной.

Товарищи молчком смотрели на него. Утолив с грехом напополам голод, Сайрес Смит скрестил на груди руки и произнес:

— Итак, друзья, вы ещё не понимаете, куда нас забросила судьба — на континент либо на полуостров?

— Нет, мистер Сайрес, не знаем, — ответил парень.

— Ну так завтра узнаем Евгений Павлович Брандис 5 глава, — произнес инженер. — До завтра придётся подождать.

— Только вот… — смущённо заговорил Пенкроф.

— Что вот?

— Как с огнём-то быть? — спросил Пенкроф, у которого тоже была свои неотвязная идея.

— Не волнуйтесь, Пенкроф, огнь мы добудем, — ответил Сайрес Смит. — А вы вот что мне скажите… Вчера, когда меня несли на носилках, я будто Евгений Павлович Брандис 5 глава бы лицезрел на западе гору, возвышающуюся над всем этим краем.

— Да, — подтвердил Гедеон Спилет, — гора здесь есть, и достаточно высочайшая…

— Отлично, — продолжал инженер. — Завтра же мы поднимемся на её верхушку и увидим, куда мы попали — на полуостров либо на континент. А до того времени, повторяю, ничего Евгений Павлович Брандис 5 глава не будем решать.

— Как ничего? Огнь нам нужен, — упорно повторил мореплаватель.

— Будет у нас огнь, будет! — произнес журналист. — Потерпите чуть-чуть, Пенкроф.

Мореплаватель посмотрел на него очень выразительным взором, ясно говорившим: «Да уж если на вас положиться, мистер Спилет, то не скоро мы попробуем жареной дичи!» Но он сдержался Евгений Павлович Брандис 5 глава и промолчал.

А Сайрес Смит не ответил ему ни слова, будто бы вопрос об огне совершенно его не заинтересовывал. Погрузившись в свои мысли, он длительно молчал и, в конце концов, промолвил:

— Друзья мои, положение наше, может быть, и плачевное, но очень ясное. Всё до боли просто. Может быть, что Евгений Павлович Брандис 5 глава мы находимся на континенте, а тогда после более либо наименее длительных странствий мы доберёмся до каких-нибудь населённых мест. Но, может быть, мы попали на полуостров, и уж здесь одно из 2-ух: если на полуострове есть население, мы попытаемся выпутаться из неудачи при помощи местных обитателей, а если он Евгений Павлович Брандис 5 глава необитаем, — сообразим, как нам отсюда выкарабкаться своими силами.

— Да, всё до боли просто, чего уж проще! — проворчал Пенкроф.

— Но куда же нас всё-таки занёс ураган? Как вы сами-то думаете, Сайрес? — спросил журналист.

— Я, естественно, не могу этого знать наверное, но все есть основания полагать, что мы кое-где Евгений Павлович Брандис 5 глава в Тихом океане. Ведь, когда мы вылетели из Ричмонда, дул северо-восточный ветер, и сама уж сила урагана гласит за то, что направление его не изменялось. А если всё время сохранялось одно и то же направление — с северо-востока на юго-запад, то, означает, мы пропархали над несколькими штатами — Северной Каролиной Евгений Павлович Брандис 5 глава, Южной Каролиной, Джорджией, над Мексиканским заливом, над самою Мексикой, в самой узенькой её части, позже над некий полосой Тихого океана. Я думаю, что всего шар пропархал не меньше шести-семи тыщ миль, и если направление ветра поменялось хоть на полрумба, он мог нас занести на Маркизские Евгений Павлович Брандис 5 глава острова либо на острова Туамоту, а если скорость его была больше, чем я думаю, то может быть, что мы очутились в Новейшей Зеландии. В таком случае нам несложно будет вернуться на родину, — мы сможем рассчитывать на помощь британцев либо туземного населения маори. Но если мы попали на какой-либо необитаемый полуостров Микронезии Евгений Павлович Брандис 5 глава (это мы, может быть, установим, когда поднимемся на высшую гору, о которой я гласил), то уж нам придётся остаться тут навечно!

— Навечно? — воскрикнул журналист. — Дорогой Сайрес, что вы произнесли? Навечно?

— Разумнее всего приготовиться к самому худшему, — ответил инженер. — А всё не плохое пусть будет приятной неожиданностью Евгений Павлович Брандис 5 глава.

— Верно! — увидел Пенкроф. — Но будем всё-таки возлагать, что около нашего острова — если мы на полуострове — проходят морские суда! По другому нам совершенно худо придётся!

— Ничего нельзя выяснить, пока мы не поднимемся на гору, и это нужно сделать как можно быстрее, — ответил инженер.

— А будете ли вы завтра способен, мистер Сайрес, совершить Евгений Павлович Брандис 5 глава такое тяжелое восхождение? — забеспокоился Герберт.

— Надеюсь, что выдержу, — ответил инженер, — но при условии, что Пенкроф и ты, дитя моё, окажетесь опытными и ловкими охотниками.

— Мистер Сайрес, — взмолился мореплаватель, — раз уж вы заговорили об охоте, то позвольте вам сказать, что зря мы дичь принесём, если её не на чем Евгений Павлович Брандис 5 глава будет зажарить.

— Принесите, Пенкроф, принесите дичи, — произнес Сайрес Смит.

Было решено, что инженер и Гедеон Спилет останутся около Трущоб, чтоб оглядеть сберегал и верхнее плато. А тем временем Наб, Герберт и Пенкроф пойдут в лес, пополнят припас горючего и постараются побольше принести добычи — и пернатой и четырехногой, какая Евгений Павлович Брандис 5 глава попадётся.

Охотники направились в поход в десятом часу утра. Герберт был полон надежд, Наб шёл в весёлом расположении духа, зато Пенкроф сурово бурчал:

— Не будет у их никакого огня. Разве что с неба молния стукнет и зажжёт им дрова.

Все трое двигались по берегу реки, и, когда дошли до её излуки Евгений Павлович Брандис 5 глава, мореплаватель тормознул и спросил собственных спутников:

— С чего начнём? С охоты либо сначала дров наберём?

— С охоты, — ответил Герберт. — Вон уж Топ отыскивает.

— Хорошо, сначала поохотимся, а позже вернёмся сюда за дровами.

Приняв такое решение, Герберт, Наб и Пенкроф выломали для себя в юном ельнике три Евгений Павлович Брандис 5 глава дубинки и двинулись прямо за Топом, бежавшим в высочайшей травке.

Сейчас охотники отошли от берега реки и углубились в лес. Кругом как и раньше были хвойные деревья, приемущественно сосны. Где-то лес редел, и на открывавшейся взгляду поляне стояли большие, массивные сосны. По-видимому, наши воздухоплаватели очутились в более Евгений Павлович Брандис 5 глава больших широтах, чем подразумевал инженер. Иногда попадались прогалины, где торчали во все стороны сучья старенького, замшелого сухостоя и земля была устлана валежником — словом, богатейший природный склад горючего. Потом снова тянулся лес, практически непролазные заросли, смыкавшиеся сплошной стенкой.

В этих незнакомых чащах, где не пролегало ни единой хоженой тропы, просто было Евгений Павлович Брандис 5 глава заплутаться. Потому Пенкроф временами заламывал на деревьях ветки, намереваясь по этим вехам отыскать оборотный путь к реке. Он уже задумывался, что, пожалуй, зря они не направились повдоль берега, как в первую свою экспедицию, ибо шли они уже битый час, а дичи как не бывало. Топ рыскал под низковато нависшими ветвями Евгений Павлович Брандис 5 глава и поднимал птиц, но они не подпускали к для себя наших охотников. Все куруку куда-то пропали, и Пенкроф уже подумывал, не пойти ли снова в болотистую часть леса, где он так успешно изловил на удочку тетеревов.

— Э-э, Пенкроф! — саркастически произнёс Наб. — Где же дичь? Ты Евгений Павлович Брандис 5 глава ведь обещал моему владельцу много, много дичи. А гляди-ка, жарить-то будет нечего. Напрасно ты об огне волновался!

— Потерпи, Наб, — ответил мореплаватель. — Мы своё дело создадим, а вот что найдём, когда вернёмся?

— Ты, означает, не веришь мистеру Смиту?

— Верю.

— Только не веришь, что он добудет огнь?

— Увижу огнь в Евгений Павлович Брандис 5 глава очаге, тогда поверю.

— Раз мой владелец произнес — означает, будет огнь!

— Поглядим.

Солнце ещё не достигнуло зенита, и экспедиция могла длиться. Герберт сделал открытие — нашёл дерево со съедобными плодами. То была кедровая сосна, которая растёт в умеренном климате Америки и Европы и даёт потрясающие, очень ценимые орешки. В шишках Евгений Павлович Брандис 5 глава оказались совершенно зрелые орешки, и Герберт с товарищами полакомились ими.

— Ну вот, — произнес Пенкроф, — заместо хлеба — водные растения, заместо мяса — сырые слизняки, а на десерт — кедровые шишки. Какой ещё может быть обед у людей, раз у их нет ни единой спички!

— Да будет для тебя сетовать! — увидел Герберт.


evolyuciya-darvinizma-referat.html
evolyuciya-dihatelnoj-sistemi.html
evolyuciya-ekonomicheskoj-nauki.html