Евгений Павлович Брандис 35 глава

Наб взял зажжённый фонарь, и все вышли из кораля.

Гроза свирепствовала с гневной силой. Всё короче становились промежутки меж вспышками молнии и ударом грома. Чувствовалось, что скоро гроза разразится над горой Франклина, над всем полуостровом. При вспышках молнии видна была вершина вулкана, украшенная султаном пара.

Во дворе кораля, отделявшем дом Евгений Павлович Брандис 35 глава от ограды, не было никаких признаков телеграфной связи. Выйдя за ворота, Сайрес Смит подбежал к наиблежайшему столбу и при свете молний увидел, что от изолятора спускается до земли новый провод.

— Вот он! — произнес инженер.

Провод тянулся по земле, но по всей собственной длине был заключён, как подводный кабель, в изоляционную Евгений Павлович Брандис 35 глава оболочку, что обеспечивало неплохую передачу тока. Судя по направлению провода, он шёл через лес и южные отроги горы к западной части острова.

— Держитесь кабеля! — произнес Сайрес Смит.

То при мерклом свете фонаря, то при ослепительных сверканиях молнии колонисты устремились по пути, обозначенному телеграфным проводом.

Над их головами раздавались Евгений Павлович Брандис 35 глава такие долгие и громкие раскаты грома, что гласить было совсем нереально. Вобщем, слова излишни, когда необходимо только одно — как можно резвее идти вперёд.

Сайрес Смит и его товарищи победили сначала отрог, отделявший равнину кораля от равнины Водопадной речки, перевалили через самую неширокую его часть; дорогу им указывал кабель, то Евгений Павлович Брандис 35 глава подвешенный к нижним веткам деревьев, то протянутый по земле.

Инженер подразумевал, что провод кончится в глубине равнины, — там, возможно, и находится потаенное убежище незнакомца.

Предположение оказалось неверным. Пришлось подняться по склону юго-западного отрога и спуститься потом на бесплодное плато, которое простиралось прямо до необычного нагромождения базальтовых утёсов. Временами то один Евгений Павлович Брандис 35 глава, то другой из колонистов наклонялся, ощупывая рукою провод, проверяя взятое направление. Было, но, уже ясно, что провод идёт прямо к морю. Возможно, там, в глубочайшей пещере, средь неизвестных скал, таилось жилье, которое так длительно и зря они находили.

Всё небо полыхало огнём. Молнии сверкали безпрерывно: они ударяли Евгений Павлович Брандис 35 глава в верхушку вулкана, устремлялись в кратер, охваченный густым дымом. Иногда казалось, что гора извергает пламя.

В одиннадцать часов без нескольких минут колонисты дошли до карниза высочайшей гряды, поднимавшейся над океаном на западном берегу острова. Понизу, в пятистах футах, ревел прибой.

Сайрес Смит рассчитал, что его спутники и он Евгений Павлович Брандис 35 глава отошли от кораля на полторы мили. От этого места провод шёл вниз меж скал, протянувшись по крутому склону узенького и зигзагообразного оврага.

Колонисты принялись спускаться, рискуя вызвать обвал плохо державшихся каменных глыб, которые, падая, могли скинуть их в море. Спуск оказался очень небезопасным, но путешественники совершенно об этом не задумывались — они Евгений Павлович Брандис 35 глава уже не императивны были над собой. Загадочное убежище незнакомца тянуло их к для себя с неодолимой силой, как притягивает магнит стальные опилки.

Они практически безотчетно спустились в овраг, хотя даже посреди бела денька склоны его показались бы ужасными. Из-под ног путников катились камешки и при вспышках молнии сверкали Евгений Павлович Брандис 35 глава, точно раскалённые метеориты. Сайрес Смит шёл впереди. Айртон замыкал шествие. Двигались то медлительно, шаг за шагом, то соскальзывали по гладкому, точно отполированному каменному скату, а потом, поднявшись на ноги, продолжали собственный путь.

В конце концов провод, сделав крутой поворот, потянулся меж прибрежных утёсов к чёрной гряде рифов, о которые Евгений Павлович Брандис 35 глава, правильно, тяжко бились волны в деньки огромных приливов. Колонисты дошли до нижних уступов базальтовой стенки. По низу её параллельно морю шёл длиннющий узенький вал, повдоль него вился телеграфный провод, и колонисты двинулись в этом направлении. Не прошли они и 100 шагов, как начался пологий скат, который и привёл их к Евгений Павлович Брандис 35 глава морю.

Инженер схватил кабель и увидел, что он уходит под воду.

Спутники тормознули около Сайреса Смита, они были ошеломлены.

У всех вырвался возглас расстройства, практически отчаяния. Неуж-то необходимо ринуться в море, находить какую-то подводную пещеру? Но все были так возбуждены, так взволнованы, что, не колеблясь, готовы были сделать Евгений Павлович Брандис 35 глава даже это.

Сайрес Смит приостановил собственных товарищей.

Он подвёл их к углублению в горе и произнес:

— Подождём тут. На данный момент прилив. Когда море отступит от берега, путь раскроется.

— А почему вы так думаете?.. — спросил Пенкроф.

— Он не позвал бы нас, если бы не было к Евгений Павлович Брандис 35 глава нему пути.

Сайрес Смит произнес это так уверенно, что ни у кого не нашлось возражений. К тому же идея его казалась полностью логичной. Просто было допустить, что у подножия базальтовой стенки была подводная пещера, вход в которую закрывали на данный момент волны.

Пришлось ожидать несколько часов. Колонисты молчком стояли, забившись в Евгений Павлович Брандис 35 глава собственного рода нишу, выдолбленную волнами в базальтовой стенке. Пошёл дождик, и скоро из чёрных туч, раздираемых зигзагами молний, потоками стал низвергаться ливень. Эхо гулко повторяло раскаты грома, усиливая их громкий грохот.

Колонистов обхватило последнее волнение. У каждого появилось огромное количество странноватых мыслей. Все ожидали чего-то сверхъестественного Евгений Павлович Брандис 35 глава: сейчас возникнет перед ними величавое видение, появится исполин-чародей, — ведь только сказочный образ мог соответствовать их представлению о загадочном могуществе незнакомца.

В полночь Сайрес Смит, взяв фонарь, спустился к самому морю поглядеть, как размещены понизу горы. Отлив к тому времени продолжался уже два часа.

Инженер не ошибся. Над водой Евгений Павлович Брандис 35 глава начал вырисовываться свод широкого грота. Кабель, повернув под прямым углом, уходил в его сияющее отверстие.

Сайрес Смит возвратился к своим спутникам и тихо произнес:

— Через час можно будет войти в пещеру.

— Стало быть, она вправду существует? — спросил Пенкроф.

— А вы сомневались? — ответил вопросом Сайрес Смит.

— Но ведь в пещере всё-таки остается Евгений Павлович Брандис 35 глава вода; что, если там глубоко будет? — увидел Герберт.

— Во время отлива вода, может быть, вполне уходит из пещеры, — произнес Сайрес Смит, — тогда и мы пройдём по дну, а если вода там остаётся, нам, непременно, будут предоставлены те либо другие средства переправы.

Прошёл час. Все спустились под дождём к Евгений Павлович Брандис 35 глава морю. За три часа уровень воды понизился на пятнадцать футов. Вход в пещеру равномерно обнажался, вершина свода уже выступила над морем само мало на восемь футов. Пенистые волны, бурля, протекали под ним, как будто под аркой моста.

Наклонившись, инженер увидел некий чёрный предмет, колыхавшийся на воде, и притянул его Евгений Павлович Брандис 35 глава к для себя. Это была лодка, привязанная верёвкой к выступу внутренней стены пещеры. Лодка была изготовлена из плотно скреплённых меж собой листов железа. На деньке её, под лавками, лежало два весла.

— В лодку! — произнес Сайрес Смит.

Через секунду все уже были в лодке, Наб и Айртон сели на вёсла. Пенкроф Евгений Павлович Брандис 35 глава взялся за руль. Сайрес Смит, поставив на форштевень фонарь, освещал путь.

Проехали под низковато нависшей аркой грота — и вдруг свод поднялся высоко и расширился; но вокруг стояла густая тьма, и при слабеньком свете фонаря нереально было найти, как велика эта пещера, установить хотя бы примерно её ширину, высоту Евгений Павлович Брандис 35 глава и глубину. В недрах этого подводного базальтового тайника царила великая тишь. Снаружи туда не доносилось ни мельчайшего звука, сверкание молний не могло просочиться через толстые стенки.

Где-то на земном шаре есть большие подземные пещеры, собственного рода естественные великанские склепы, хранящие следы той отдалёкой геологической эры, в которую Евгений Павлович Брандис 35 глава они образовались. Одни из их затоплены водами морей, другие таят в собственных стенках целые озёра. Таковы, к примеру, Фингалова пещера на полуострове Стаффа, одном из Гебридских островов, либо гроты Морга в бухте Дуарнене в Бретани, гроты Бонифачо на Корсике, пещера Лиз-Фиорда в Норвегии и великанская Мамонтова пещера в Евгений Павлович Брандис 35 глава Кентукки высотою в 500 футов и длиной более чем в 20 миль. В почти всех местах земного шара природа вырыла такие склепы, они сохранились и вызывают экстаз человека.

Что касается пещеры, в какой оказались колонисты, у их появился вопрос — не доходит ли она до самой середины острова? Лодка плыла уже четверть часа, делая Евгений Павлович Брандис 35 глава повороты, которые указывал Пенкрофу инженер, кратко подавая сигнал, и вдруг он скомандовал:

— Правее!

Лодка изменила направление и пошла у правой стенки пещеры. Инженеру пришло разумное желание проверить, тянется ли как и раньше повдоль неё кабель.

Кабель шёл повдоль стенки, цепляясь за её выступы.

— Вперёд! — отдал приказ инженер.

Два Евгений Павлович Брандис 35 глава весла разом погрузились в чёрную воду, и лодка тронулась далее.

Плыли ещё четверть часа, от входа пещеры проехали, возможно, с полмили, и опять раздался глас Сайреса.

— Стоп! — скомандовал он.

Лодка тормознула, и перед очами изумлённых путников засиял броский свет, озаривший гигантскую пещеру, так глубоко вырытую природой в недрах Евгений Павлович Брандис 35 глава острова.

Тогда и стало может быть разглядеть этот тайник, о существовании которого никто не подозревал.

На высоте 100 футов подымался округленный свод, его поддерживали базальтовые столбы, казалось все изваянные по одной мерке. Такие большие колонны природа воздвигала тыщами в 1-ые эры образования земной коры; в отысканной пещере на их опирались неверной Евгений Павлович Брандис 35 глава формы арки и необычные карнизы. Обрубки базальта, поднятые друг на друга, достигали сорока — пятидесяти футов высоты; подножия колонн омывала вода — совсем размеренная, невзирая на бурю, бушевавшую над полуостровом. Лучи, исходившие из неизвестного источника света, увиденного инженером, чётко обрисовывали каждую грань базальтовых призм, зажигали на их пламенные искры и Евгений Павлович Брандис 35 глава будто бы пронизывали стенки пещеры, как будто они были прозрачные, превращали мельчайшие их неровности в блистающие самоцветы. Все эти различные сверкающие блики отражались в воде, трепетали на её поверхности, и казалось, что лодка плывёт посреди огнемётных струй.

Не могло быть никакого сомнения относительно отражавшегося в воде света, выхватывавшего из Евгений Павлович Брандис 35 глава мглы снопами собственных лучей очертания базальтовых стенок, колонн и сводов пещеры. Свет этот, естественно, давало электричество: о его происхождении гласил белоснежный колер лучей. Электричество подменяло солнце в этой пещере и всю её заливало светом.

По знаку Сайреса Смита вёсла вновь стукнули по воде, вокруг дождём алмазов рассыпались брызги Евгений Павлович Брандис 35 глава, лодка тронулась к тому месту, откуда расплескивался свет, и скоро уже была от него менее чем в полкабельтове.

Подземный водоём достигал здесь ширины в триста 50 футов, а за ослепительным источником света видна была большущая базальтовая стенка, закрывавшая впереди путь. Пещера существенно расширялась, и воды морские образовали здесь озеро. Но как Евгений Павлович Брандис 35 глава и раньше и свод, и боковые стенки пещеры, и каменный заслон, замыкавший её, все эти базальтовые призмы, цилиндры, конусы затоплял поток электронного света, такового броского, что он будто бы исходил от этих каменных глыб; казалось, что их огранили, как драгоценные бриллианты, и любая грань пылает разноцветными огнями!

На Евгений Павлович Брандис 35 глава середине озера показывался некий длиннющий предмет веретенообразной формы, поднимавшийся над застывшей, недвижной водой. Из обоих концов его вырывался свет, как будто из жерла 2-ух накалённых добела печей.

Предмет этот, напоминавший собой большущее морское животное из породы китообразных, имел в длину около двухсотен пятидесяти футов и высился над уровнем озера Евгений Павлович Брандис 35 глава на 10 — двенадцать футов.

Лодка медлительно подплывала к нему. Сайрес Смит, сидевший на носу, поднялся. Он внимательно смотрел вперёд и вдруг, в глубочайшем волнении, воскрикнул, схватив журналиста за руку:

— Но ведь это он! Только он, и никто другой! Он!..

И, опустившись на скамью, инженер шёпозже произнёс имя, которое расслышал только Гедеон Евгений Павлович Брандис 35 глава Спилет.

Имя это, разумеется, было знакомо журналисту, ибо произвело на него глубочайшее воспоминание. Он ответил глухим голосом:

— Он? Человек, объявленный вне закона?

— Он! — повторил Сайрес Смит.

По приказанию инженера лодка подплыла к необычному плавучему сооружению. Гребцы причалили слева к его округленной стене, откуда через толстое стекло вырывался сноп ослепительного света.

Сайрес Евгений Павлович Брандис 35 глава Смит и его спутники поднялись на площадку.

Там сияло отверстие отпертого лючка. Все устремились в него.

Понизу от лестницы шёл коридор, освещённый электричеством. В конце его вторженцы узрели дверь. Сайрес Смит отворил её.

Торопливо пройдя через богато убранный зал, они вошли в соседнюю с ним библиотеку, где светящийся потолок Евгений Павлович Брандис 35 глава разливал броский свет.

В глубине библиотеки оказалась ещё одна дверь. Инженер отворил и эту дверь.

Тогда и они узрели просторную комнату, похожую на музей, — в ней были собраны и сокровища королевства минералов, и произведения искусства, и волшебные промышленные изделия, — колонистам показалось, что они очутились в каком-то магическом мире Евгений Павлович Брандис 35 глава.

На шикарном диванчике бездвижно лежал человек, будто бы не заметивший их возникновения.

Сайрес Смит выступил вперёд и, к величайшему удивлению собственных спутников, звучно произнес:

— Капитан Немо, вы звали нас? Мы пришли.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Капитан Немо. — 1-ые его слова. — История героя, боровшегося за независимость родины. — Ненависть к захватчикам. — Спутники Евгений Павлович Брандис 35 глава капитана Немо. — Жизнь под водою. — Одиночество. — Полуостров Линкольна — последнее убежище «Наутилуса». — Загадочный гений острова.

При этих словах лежавший на диванчике человек приподнялся, и свет осенил его лицо: у него была прекрасная посадка головы, высочайший лоб, гордый взгляд, седоватая борода, грива откинутых вспять густых волос.

Он встал и опёрся Евгений Павлович Брандис 35 глава рукою на спинку дивана. Взор его был спокоен. Приметно было, что долгая болезнь равномерно подточила его здоровье, но глас ещё был звучен, когда он произнес по-английски с последним удивлением:

— У меня нет имени, милостивый сударь.

— Мне понятно ваше имя, — ответил Сайрес Смит.

Капитан Немо устремил на инженера таковой Евгений Павлович Брандис 35 глава пылающий взор, как будто желал его убить. Позже, рухнув на диванчик, он шепнул:

— А не всё ли равно в конце концов. Я скоро умру.

Сайрес Смит подошёл поближе к капитану Немо, а Гедеон Спилет взял его за руку. Рука была жгучая. Айртон, Пенкроф, Герберт и Наб держались на уважительном Евгений Павлович Брандис 35 глава расстоянии, в углу этого прекрасного зала, освещённого электричеством.

Капитан Немо тихонько отвёл руку и знаком предложил инженеру и журналисту сесть.

Все смотрели на него с искренним волнением. Итак вот он, тот, кого они называли «гением острова», существо могущественное, чьё вмешательство в почти всех случаях оказалось спасительным; вот он, благодетель, которому Евгений Павлович Брандис 35 глава они стольким должны. Перед ними оказался беспомощный, умирающий человек, меж тем как Пенкроф и Наб ждали узреть полубога.

Но как могло быть, что Сайрес Смит знал капитана Немо? Почему капитан Немо вскочил, услышав своё имя, которое, как он задумывался, никому не ведомо?..

Капитан опять лёг на диванчик и, делая упор Евгений Павлович Брандис 35 глава на локоть, пристально поглядел на Сайреса Смита, сидевшего около него.

— Итак, государь, вы понимаете имя, которое я носил? — спросил капитан Немо.

— Знаю, — ответил Сайрес Смит, — и знаю также, как именуется восхитительная подводная лодка…

— «Наутилус», — произнес с полуулыбкой капитан.

— Да, «Наутилус».

— А понимаете вы?.. Понимаете ли вы, кто я таковой Евгений Павлович Брандис 35 глава?

— Знаю.

— А ведь уже 30 лет у меня нет ни мельчайшей связи с обитаемым миром, 30 лет я живу в морских глубинах, ибо это единственная среда, где я обрёл независимость! Кто же мог выдать мою тайну?

— Некоторый человек, который не связал себя никакими обязанностями в отношении вас, капитан Немо, и, как следует Евгений Павлович Брандис 35 глава, не может быть обвинён в измене.

— Не тот ли француз, который по воле варианта попал на борт моего судна шестнадцать лет тому вспять?

— Он самый.

— Означает, этот человек и два его спутника не погибли в Мальстриме, когда «Наутилус» очутился там?

— Нет, не погибли. И вот появилась книжка под заглавием Евгений Павлович Брандис 35 глава «Двадцать тыщ лье под водой», в какой рассказывается история вашей жизни.

— История нескольких месяцев моей жизни, и только, государь! — с живостью сделал возражение капитан.

— Вы правы, — подтвердил Сайрес Смит. — Но довольно было прожить близ вас несколько месяцев, чтоб составить о вас суждение…

— Как о величавом правонарушителе, не правда ли Евгений Павлович Брандис 35 глава? — отозвался капитан Немо, и на губках его мелькнула надменная ухмылка. — Да, как о мятежнике, об отщепенце людского общества.

Инженер ничего не ответил.

— Что все-таки вы молчите, государь?

— Я не вправе судить капитана Немо, — произнес Сайрес Смит, — по последней мере судить за его прошедшее. Ведь никому, и мне в Евгений Павлович Брандис 35 глава том числе, не понятно, что принудило его вести такую необычную жизнь, а не зная обстоятельств, нельзя судить о следствиях. Но я твёрдо знаю, что ваше благодетельное вмешательство непрестанно охраняло нас с того денька, как мы очутились на полуострове Линкольна; я знаю, что все мы должны жизнью хорошему, благородному Евгений Павлович Брандис 35 глава, могущественному покровителю и что этим хорошим, благородным, могущественным покровителем были вы, капитан Немо.

— Да, я помогал вам, — просто ответил капитан Немо.

Инженер и журналист встали. Подошли их сотоварищи, желая выразить капитану Немо благодарность, переполнявшую их сердца.

Капитан Немо движением руки приостановил их излияния и с волнением, которое он не Евгений Павлович Брандис 35 глава мог скрыть, произнес:

— Подождите, поначалу выслушайте меня.

И капитан Немо в немногих словах, сжато и ясно, поведал всю свою жизнь.

Рассказ был маленький, но ж нездоровому пришлось собрать все свои угасающие силы, чтоб довести его до конца. Видно было, что он всё больше слабнет. Пару раз Сайрес Евгений Павлович Брандис 35 глава Смит просил его отдохнуть, но капитан Немо негативно качал головой. Он ведь знал, что может не дожить до завтра, а когда журналист предложил ему свои услуги в качестве доктора, Немо ответил:

— Никчемно, государь, никчемно. Мне осталось жить несколько часов.

Капитан Немо был по происхождению индус, отпрыск раджи, правившего независящим тогда княжеством Евгений Павлович Брандис 35 глава Бундельханда, племянник известного в Индии героя Типпо-Саиба. Десятилетним мальчуганом отец послал его в Европу, желая дать ему всестороннее образование и в тайне надеясь, что когда-нибудь отпрыск его, как равный противник, будет биться против тех, кого раджа считал угнетателями родной страны.

С 10 до 30 лет царевич Даккар, человек, наделённый Евгений Павлович Брандис 35 глава высочайшими дарованиями, благородством души и мозга, обучался, овладевая разными науками, и достигнул огромных знаний как в естествоведении и в арифметике, так и в литературе.

Царевич Даккар путешествовал по всей Европе. Благодаря собственному знатному происхождению и богатству он всюду числился вожделенным гостем, но развлечения светской жизни его никогда Евгений Павлович Брандис 35 глава не прельщали. Юный красавчик индус всегда был серьёзен, даже угрюм и поглощён жаждой познания. В сердечко у него горела неумолимая ненависть. Царевич Даккар не мог терпеть. Он не мог терпеть ту единственную страну, на землю которой ни за что не желал ступить, единственную страну, чьи заигрывания он повсевременно отторгал; он Евгений Павлович Брандис 35 глава не мог терпеть Великобританию, и тем паче не мог терпеть, что почти во всем восторгался ею.

Этот индус был воплощением ярой ненависти побеждённого к победителю. Поработитель не нашёл бы пощады у порабощённого. Отпрыск 1-го из числа тех князей, которые только на словах покорились Соединённому царству, царевич из рода Типпо-Саиба, воспитанный Евгений Павлович Брандис 35 глава в духе борьбы за независимость и мести, полный неустранимой любви к собственной поэтической родине, закованной в цепи британцами, он не вожделел ступить на землю той страны, которую считал окаянной, ибо она поработила Индию.

Царевич Даккар стал художником — чудеса искусства вызывали в нём великодушное волнение; стал учёным — ничто не было Евгений Павлович Брандис 35 глава чуждо ему в области больших познаний; стал муниципальным деятелем, изучившим при европейских дворах все тонкости дипломатии. Поверхностному наблюдающему он, может быть, показался бы одним из любопытствующих космополитов, жаждущих всё знать, но не способных действовать, одним из числа тех богатых путников, надменных пустоцветов, которые непрестанно разъезжают по Евгений Павлович Брандис 35 глава всему свету и не принадлежат ни одной стране.

А на самом деле он был совершенно не таким. Этот живописец, этот учёный, этот одарённый человек оставался душой индусом, полным жажды мести, индусом, лелеявшим надежду, что настанет денек, когда его сограждане потребуют прав для собственной страны, выгонят из неё чужеземцев и Евгений Павлович Брандис 35 глава вернут ей независимость.

И вот в 1849 году царевич Даккар возвратился в Бундельханд. Он женился на девице авторитетного рода, у которой так же, как у него, сердечко обливалось кровью при виде страданий отчизны. Супруга подарила ему двоих деток, он любил их. Но, наслаждаясь семейным счастьем, он не мог запамятовать о порабощении Евгений Павлович Брандис 35 глава Индии. Он выжидал варианта. И случай представился.

Владычество Великобритании легло очень тяжёлым бременем на всё население страны. Царевич Даккар стал глашатаем недовольных. Он зажигал в людях огнь той ненависти к чужестранцам, который горел в нём самом. Он разъезжал по всему полуострову — по княжествам, ещё независящим, и по областям, уже Евгений Павлович Брандис 35 глава находившимся в конкретном управлении британцев. Он взывал к тем геройским денькам, когда Типпо-Саиб, защищая родину, пал в бою под Серингапатамом.

В 1857 году вспыхнуло большое восстание сипаев. Душой его был царевич Даккар. Он поднял большие массы. Он дал правому делу все свои дарования и своё достояние. Бесстрашно шёл Евгений Павлович Брандис 35 глава он в бой в первом ряду, рисковал собственной жизнью так же, как самый обычный человек из этих героев, поднявшихся ради освобождения отчизны. Он участвовал в 20 схватках и 10 раз был ранен. Но напрасно находил он для себя погибели, когда последние вояки, отстаивавшие независимость Индии, пали, сражённые английскими пулями.

Никогда ещё владычеству Англии над Евгений Павлович Брандис 35 глава Индией не угрожала такая опасность, и если бы сипаям, как они на это возлагали надежды, оказали помощь снаружи, возможно, в Азии было бы покончено с воздействием и господством Соединённого царства.

Имя царевича Даккара стало в те деньки известным. Герой, носивший это имя, не таился и вёл борьбу открыто. Голова Евгений Павлович Брандис 35 глава его была оценена, и, хотя не нашлось ни 1-го предателя, готового выдать Даккара, за него поплатились жизнью отец, мама, супруга и малыши — их уничтожили до этого, чем он вызнал, какая опасность угрожает им из-за него…

Ещё раз право было повержено во останки перед силой. Но цивилизация никогда Евгений Павлович Брандис 35 глава не отступает, можно помыслить, что она заимствует свои права у неизбежности. Сипаи были побеждены, и античные княжества раджей вновь подпали под ожесточенное владычество Великобритании.

Царевич Даккар, которого пощадила погибель, возвратился в горы Бундельханда. Одинокий, исполненный безграничного омерзения к самому имени «человек», питая кошмар и ненависть к цивилизованному миру, стремясь навечно Евгений Павлович Брандис 35 глава бежать от него, он направил в средства остатки собственного состояния, собрал вокруг себя самых преданных ему соратников и в один красивый денек куда-то пропал вкупе с ними.

Куда же отправился царевич Даккар? Где находил он той независимости, в какой ему отказала земля, населённая людьми? Под водой, в глубинах Евгений Павлович Брандис 35 глава морей — там, где никто не мог преследовать его.

На замену вояке пришёл учёный. Пустынный полуостров в Тихом океане послужил ему пристанищем; он заложил там корабельную верфь, и на ней была построена по его чертежам подводная лодка. С помощью методов, которые когда-нибудь станут известны, он смог пользоваться неизмеримой Евгений Павлович Брандис 35 глава механической силой электричества, добывая его из неистощимых источников, и применил эту силу для всех надобностей на собственной подводной лодке — электричество служило движком судна, освещало и отопляло его. Море и его неисчислимые сокровища, мириады рыб, водные поля с обильно произрастающими на их водными растениями, большие млекопитающие — всё то Евгений Павлович Брандис 35 глава, что природа схоронила в морских безднах, и то, что утратили в их люди, полностью удовлетворяло нужды царевича Даккара и всего экипажа, а главное, исполнилось самое горячее его желание — не иметь более никаких связей с землёй. Он отдал собственному судну заглавие «Наутилус», себя именовал капитаном Немо и скрылся под водой.

Много лет капитан Евгений Павлович Брандис 35 глава плавал в глубинах всех океанов, от 1-го полюса до другого. Пария в мире людей, он собрал в неизвестных подводных мирах чудные сокровища. Миллионы, затонувшие в бухте Виго в 1702 году, когда пошли ко дну испанские галионы с грузом золота, стали для него неистощимым источником богатства, всегда находившимся в его распоряжении Евгений Павлович Брандис 35 глава, и оставаясь безвестным, он направлял это золото на помощь сражавшимся за независимость собственной страны.[11]

Длительное время не имел он никакого общения с людьми, но вдруг в ночь на 6 ноября 1866 года три человека неожиданно оказались на борту его корабля: француз-профессор, его слуга и канадский рыбак. Людей этих капитан Евгений Павлович Брандис 35 глава Немо подобрал, когда они свалились в море во время столкновения «Наутилуса» с южноамериканским фрегатом «Авраам Линкольн», гнавшимся за подводной лодкой.

Капитан Немо вызнал тогда от доктора, что «Наутилус» принимают то за великанское морское животное из семейства китообразных, то за подводную лодку, принадлежавшую пиратам, и что за ним охотятся во всех Евгений Павлович Брандис 35 глава морях.

Капитан Немо мог бы кинуть в океан трёх чужаков, которые волей варианта вторгнулись в его загадочное существование. Но он этого не сделал, он держал их у себя пленниками, и в течение 7 месяцев они были очевидцами всех расчудесных перипетий путешествия, когда корабль капитана Немо проплыл под водой 20 тыщ лье Евгений Павлович Брандис 35 глава.

20 второго июня 1867 года этим трём пленникам, ничего не знавшим о прошедшем капитана Немо, удалось бежать — они уплыли на лодке, похищенной ими с «Наутилуса». Но потому что в это время «Наутилус» захватило быстрое течение Мальстрима и повлекло к берегам Норвегии, капитан считал, что, попав в этот страшный водоворот, беглецы Евгений Павлович Брандис 35 глава отыскали для себя могилу в бездне моря. Ему так и осталось неведомым, что французу и двум его спутникам каким-то чудом удалось спастись, что их выкинуло на сберегал, что их подобрали рыбаки с Лофотенских островов и что доктор, возвратившись во Францию, напечатал книжку, в какой он поведал о своём Евгений Павлович Брандис 35 глава семимесячном плавании на борту «Наутилуса», сделав достоянием любознательных читателей бессчетные приключения, происходившие во время этого необыкновенного путешествия.

Ещё длительно капитан Немо вёл такую жизнь, плавая по всем морям. Но вот погибли один за одним все его спутники, и он похоронил их на коралловом кладбище на деньке Тихого Евгений Павлович Брандис 35 глава океана. Пусто стало на «Наутилусе» — из всех, кто бежал на нём от мира людей, в живых остался только капитан Немо.

Ему было тогда шестьдесят лет. Одинокому старику удалось провести «Наутилус» в одну из подводных гаваней, где его корабль время от времени отстаивался после плавания.

Этой гаванью служила пещера, образовавшаяся под полуостровом Евгений Павлович Брандис 35 глава Линкольна, она была и сейчас пристанищем «Наутилуса».

Уже 6 лет жил здесь капитан Немо, не пускаясь в плавания, ибо он ожидал погибели — того мгновения, когда он объединится со своими товарищами, и вдруг по воле варианта он оказался свидетелем падения воздушного шара, на котором бежали из Ричмонда арестанты «южан». Надев скафандр, он Евгений Павлович Брандис 35 глава совершал под водой прогулку в нескольких кабельтовых от острова, в том месте, где инженера Смита впитало море. Капитан Немо поддался порыву благородства и выручил Сайреса Смита.

Поначалу он желал бежать от пятерых аэронавтов, потерпевших крушение, но выход из его гавани был закрыт: под действием вулканических сил взошло Евгений Павлович Брандис 35 глава дно базальтовой пещеры, и «Наутилус» уже не мог выкарабкаться из собственного подземелья. Там, где было довольно глубоко для лёгкой лодки, не мог пройти «Наутилус», ибо его осадка была достаточно велика.

Итак, капитан Немо остался. Он стал следить за своими соседями, выброшенными на необитаемый полуостров и лишёнными самого нужного. Но сам он Евгений Павлович Брандис 35 глава не желал показываться им на глаза. Постепенно, видя, какие это великодушные, энергичные люди, какой братской дружбой они связаны меж собой, он заинтересовался их борьбой с природой. Волей-неволей он просочился во все потаенны их жизни. В водолазном костюмчике ему несложно было пробираться на дно провала, существовавшего снутри Гранитного дворца Евгений Павлович Брандис 35 глава; поднявшись по выступам на стенах этого колодца до верхнего его отверстия, он слышал, как колонисты ведали о своём прошедшем, гласили о теперешнем своём положении и собственных планах на будущее. От их он вызнал о кровопролитной борьбе, в какой одна часть Америки поднялась против другой во имя поражения рабства Евгений Павлович Брандис 35 глава негров. Да, эти люди, случаем попавшие на полуостров, были достойны всяческого почтения и могли бы примирить капитана Немо с населением земли, ибо являлись благороднейшими его представителями.

Капитан Немо выручил Сайреса Смита. Он же привёл его собаку в Трущобы, он выручил Топа от дюгоня в глубине озера; он подбросил Евгений Павлович Брандис 35 глава на мыс Находки ящик, в каком было столько вещей, нужных для колонистов; он отвязал лодку, и она поплыла вниз по реке Благодарения; во время нашествия обезьян он скинул вниз верёвочную лестницу, укреплённую у двери Гранитного дворца; пустив по морю запечатанную бутылку с запиской, он сказал, что Айртон находится на полуострове Евгений Павлович Брандис 35 глава Табор; он подорвал разбойничий бриг с помощью подводной мины, поставленной на деньке пролива; он выручил Герберта от погибели, принеся для него сернокислый хинин, и, в конце концов, он же сразил бандитов электронными пулями — своим изобретением, которым он воспользовался на подводной охоте. Вот чем разъяснялось столько происшествий, которые могли показаться Евгений Павлович Брандис 35 глава сверхъестественными; они все свидетельствовали о благородстве и могуществе капитана Немо.

У этого человеконенавистника была потребность творить добро. Ему хотелось ещё раз посодействовать людям, для которых он столько сделал, дать им несколько нужных советов, к тому же он ощущал приближение погибели; в этот суровый час, дав волю собственному Евгений Павлович Брандис 35 глава сердечку, он, как мы знаем, призвал к для себя колонистов, воспользовавшись проводом, который соединял кораль с «Наутилусом», где тоже был установлен телеграфный аппарат. Может быть, он не позвал бы их, если бы знал, что его история частично известна Сайресу Смиту и что тот назовёт его именованием Немо.


evolyuciya-buhgalterskogo-ucheta-kak-nauki-referat.html
evolyuciya-cheloveka-dokazatelstva-proishozhdeniya-cheloveka-ot-mlekopitayushih-zhivotnih.html
evolyuciya-cheloveka.html