Евгений Павлович Брандис 10 глава

— Хорошо, — согласился Пенкроф. — Создадим укрепления в защиту от двуногих и четырехногих хищников. А не лучше ли нам, мистер Смит, на данный момент исследовать весь полуостров, а позже уж решить, что сделать?

— Да, так будет лучше, — поддержал его Гедеон Спишет. — Как знать, может быть, на другой стороне острова мы найдём неплохую Евгений Павлович Брандис 10 глава сухую пещеру, какой мы тут до сего времени не могли найти.

— Так оно так, — ответил инженер, — но вы, друзья мои, забываете, что нам нужно поселиться поблизости источника питьевой воды, а с верхушки горы Франклина мы не нашли в западной части острова ни речки, ни ручья. Тут же мы находимся меж Евгений Павлович Брандис 10 глава рекой Благодарения и озером Гранта — огромное преимущество, которым нельзя третировать. Не считая того, этот сберегал защищён от пассатов, дующих в Южном полушарии на северо-запад.

— А понимаете что, мистер Смит? Давайте построим для себя дом на берегу озера. У нас сейчас есть и кирпич и инструменты. Были мы мастерами-кирпичниками Евгений Павлович Брандис 10 глава, гончарами, литейщиками, кузнецами, а сейчас будем каменщиками. Какого беса, неужто не справимся?

— Естественно, справимся, друг мой. Но до того как принять такое решение, нужно выискать. Может быть, мы найдём жилье, которое соорудила для нас сама природа. Это освободит нас от долгого, мучительного труда, и у нас Евгений Павлович Брандис 10 глава будет надёжное убежище, защищённое от противников, таящихся на полуострове, и от всех, какие могут пожаловать сюда с океана.

— Вы правы, Сайрес, — произнес журналист. — Но ведь мы уже произвели осмотр весь береговой гранитный вал, — ни одной пещеры, даже ни одной трещинкы!

— Как есть ни одной! — схватил Пенкроф. — Эх, если бы выдолбить Евгений Павлович Брандис 10 глава для себя жильё в этом самом гранитном валу — достаточно высоко, чтобы снизу никто не мог поруха на нас. Вот бы отлично! Я так и вижу — 6, а то и семь комнат, с окнами на море…

— С окнами, и не какими-нибудь, а с большенными окнами, чтобы было много света Евгений Павлович Брандис 10 глава… — смеясь, произнес Герберт.

— И чтобы лестница была! — добавил Наб.

— Ну что вы смеётесь? — возмутился мореплаватель. — Либо я чего-нибудть неосуществимое предложил? Разве у нас нет кирок и ломов? И разве мистер Сайрес не в состоянии сделать порох? Тогда мы заложим мину и взорвём гору. Правильно мистер Сайрес? Ведь когда Евгений Павлович Брандис 10 глава нам пригодится, вы сделаете для нас порох?

Сайрес Смит пристально выслушал Пенкрофа, высказывавшего свои фантастические планы. Врезаться в этот гранитный вал, даже оковём взрыва пороховой мины, было бы геркулесовым трудом. Оставалось только пожалеть, что природа не взяла на себя самую тяжелую часть работы. Но Сайрес Смит не стал разочаровывать Евгений Павлович Брандис 10 глава Пенкрофа, а только предложил хорошо оглядеть всю гранитную стенку — от устья речки до того угла, которым она заканчивалась на севере.

Отправившись в разведку, колонисты прошли около 2-ух миль, самым кропотливым образом исследуя гранитную стенку. Но нигде, решительно нигде, не было ни единой впадины на её ровненькой, вертикальной поверхности. Скалистые голуби, летавшие Евгений Павлович Брандис 10 глава над нею, гнездились в ложбинках, встречавшихся только на гребне гранитного кряжа и меж необычных зубцов его карниза.

Отсутствие пещеры было обстоятельством очень обидным, ибо не приходилось и мыслить, что получится самим пробить себе в этом граните грот достаточной величины, пустив в ход кирки и даже порох. Волею Евгений Павлович Брандис 10 глава варианта на всей этой полосе берега имелось только одно место, применимое хотя бы для временного укрытия, — те же Трущобы, которые открыл Пенкроф; но сейчас с этим приютом нужно было расстаться.

Своё исследование колонисты окончили у северного края стенки, где она переходила в длиннющий скат, полого спускавшийся к самому морю. От этого места Евгений Павлович Брандис 10 глава и до западной оконечности острова береговая возвышенность шла под уклон менее чем в 40 5 градусов, представляя собою нагромождение камешков, земли и песка скреплённых корнями кустов, низких деревьев травок. Где-то из рыхловатой толщи внешнего покрова наточенными горами пробивался гранит. По склонам ярусами подымалиь купы деревьев и зеленела достаточно Евгений Павлович Брандис 10 глава густая травка. Но книзу растительности становилось всё меньше, и от подножия откоса до моря невеселой, бесплодной полосой простирался песок.

У Сайреса Смита мелькнула не лишённая основания идея, что где-нибудь тут низвергается из озера Гранта водопад. Ведь должен же был отыскать для себя выход излишек воды, которую непрестанно Евгений Павлович Брандис 10 глава нёс в озеро Красноватый ручей. Но до сего времени инженер нигде не находил этого стока, хотя изучил сберегал озера от устья ручья до плато Кругозора.

Сайрес Смит предложил товарищам подняться по склону кряжа и вернуться в Трущобы через плато Кругозора, изучив дорогой северный и восточный сберегал озера.

Предложение было принято, и через Евгений Павлович Брандис 10 глава пару минут Герберт и Наб уже вскарабкались на плоскогорье. Сайрес Смит, Гедеон Спилет и Пенкроф более медлительно и степенно шли прямо за ними.

В двухстах футах от края плоскогорья, через сплетение веток сверкала на солнце размеренная гладь красивого озера. Пейзаж кругом был расчудесный. Лаская взор собственной пожелтевшей и Евгений Павлович Брандис 10 глава бронзовой листвой, теснились друг к другу в рощах деревья. На зелёном ковре густой травки выделялись чёрные стволы рухнувших великанских деревьев, сражённых рукой времени. В воздухе стоял гул от птичьего щебета, от кликов шумливых какаду, порхавших с ветки на ветку, как будто жива крылатая радуга. Казалось, солнечный свет Евгений Павлович Брандис 10 глава проникал в эти необычные рощи, только разбившись на все цвета собственного диапазона.

Заместо того чтоб сходу направиться к северному берегу озера, путешественники обогнули плато, намереваясь добраться до левого берега ручья у самого его устья. Они создали крюк мили в полторы, но путь оказался лёгким, потому что лес поредел и меж Евгений Павлович Брандис 10 глава деревьями оставались свободные проходы. Чувствовалось, что здесь кончается злачная часть острова — тут уж не было таковой буйной растительности, как в зоне, простиравшейся от Красноватого ручья до реки Благодарения.

Сайрес Смит и его товарищи достаточно осторожно продвигались в этом новеньком для их уголке острова. Ведь орудием им служили только Евгений Павлович Брандис 10 глава луки и стрелы да дубинки, окованные железом. Вобщем, ни один плотоядный зверек не показывался. Может быть, эти небезопасные неприятели предпочитали лесные чащи южной части острова. И вдруг произошла очень противная встреча. Топ сделал стойку перед большой змеёй четырнадцати-пятнадцати футов длиною. Наб убил её дубинкой. Осмотрев змею, Сайрес Смит произнес, что она Евгений Павлович Брандис 10 глава не ядовитая и принадлежит к породе «алмазных змей», которых в Новеньком Южном Уэльсе аборигены употребляют в еду. Но, непременно, здесь водились и другие змеи, укус которых смертелен, как, к примеру, «глухие гадюки» с раздвоенным хвостом, которые вдруг взвиваются из-под ног, «крылатые змеи» с 2-мя выростами, благодаря которым они Евгений Павлович Брандис 10 глава бросаются на свою жертву с моментальной быстротой. Оправившись от растерянности, Топ принялся охотиться на змей с таковой яростью, что становилось жутко за него. Потому владелец то и дело подзывал его к для себя.

Скоро участники экспедиции дошли до устья Красноватого ручья, и, когда переправились на другой сберегал, перед Евгений Павлович Брандис 10 глава ними стала знакомая картина, которую они уже лицезрели, спускаясь с горы Франклина. Сайрес Смит удостоверился, что дебит Красноватого ручья достаточно значителен, — как следует, природа должна дать выход лишним водам, по другому озеро могло бы переполниться. Но где же этот сток? Непременно нужно его отыскать и пользоваться силой Евгений Павлович Брандис 10 глава падения воды как механическим движком.

Разбившись на группы, но не отдаляясь друг от друга, колонисты двигались по крутому берегу озера. По многим признакам видно было, что в нём сильно много рыбы, и Пенкроф решил пользоваться этим богатством, сделав для таковой цели рыболовную снасть.

Поначалу направились к северо-восточному узенькому Евгений Павлович Брандис 10 глава краю озера. Имелись достаточные основания полагать, что вода вытекает как раз в этих местах, ибо озеро здесь доходило практически до края плоскогорья. Догадки эти не оправдались, и колонисты пошли далее по берегу озера, которое после маленький излуки тянулось параллельно побережью океана.

В этой стороне сберегал уже не был лесистым Евгений Павлович Брандис 10 глава, живописно разбросанные вокруг купы деревьев повышали очарование пейзажа. Озеро Гранта стало перед путниками всё полностью, и ни единое дуновение ветерка не морщило его зеркальной глади. Рыская посреди кустов, Топ поднимал самых разных птиц; Гедеон Спилет и Герберт встречали их стрелами. Одна из птиц, жертва меткости молодого охотника, свалилась в высочайшие камыши. Топ Евгений Павлович Брандис 10 глава ринулся туда и принёс прекрасную водяную птицу аспидно-чёрного цвета, с маленьким клювом, с выпуклой лобной костью, с зубчатой кромкой на пальцах и с белоснежной каемкой на крыльях. Величиной она была с крупную куропатку, носила заглавие «лысуха», как объяснил Герберт, и принадлежала к группе длиннопалых птиц Евгений Павлович Брандис 10 глава, которые представляют собою переход от отряда голенастых к перепончатолапым. Дичь незавидная, с жёстким и невкусным мясом, но так как Топ проявлял меньше разборчивости, чем его хозяева, решили дать ему лысуху на ужин.

Колонисты шли по восточному берегу и уже приближались к исследованным местам. Сайрес Смит, к последнему собственному удивлению Евгений Павлович Брандис 10 глава, нигде не лицезрел никаких признаков стока воды из озера. Разговаривая с Гедеоном Спилетом и Пенкрофом, он не укрыл от их собственного изумления.

Вдруг Топ, бежавший впереди владельца, забеспокоился. Умный пёс принялся нервно рыскать по берегу и, в один момент остановившись, уставился в воду и поднял лапу, как будто делал стойку Евгений Павлович Брандис 10 глава над некий невидимой дичью; позже он гневно залаял, как будто подзывая владельца, и в один момент замолк.

Ни Сайрес Смит, ни его товарищи поначалу не направили внимания на поведение Топа, но скоро собака залилась отчаянным лаем, и инженер встревожился.

— Ну что там такое, Топ? — произнес он.

Собака понеслась было к нему Евгений Павлович Брандис 10 глава, но тотчас повернула назад и вдруг кинулась в озеро.

— Топ, сюда! Топ! — заорал Сайрес Смит, не хотя пускать собаку на поиски добычи в незнакомых и, может быть, небезопасных водах.

— Что там такое? — спросил Пенкроф, смотря на озеро.

— Должно быть, Топ почуял какое-нибудь земноводное животное, — произнес Евгений Павлович Брандис 10 глава Герберт.

— А вдруг там аллигатор! — увидел журналист.

— Нет, не думаю, — сделал возражение Сайрес Смит. — Аллигаторы водятся в более низких широтах.

Топ выскочил из воды по приказу владельца, но ни секунды не мог остаться в покое; он возбуждённо прыгал в высочайшей травке, как будто чуял какое-то невидимое людям животное, которое плыло Евгений Павлович Брандис 10 глава под водой у самого берега. Но вода оставалась совсем размеренной, ни мельчайшей ряби не пробегало по безмятежной глади. Пару раз колонисты останавливались на берегу и настороженно всматривались. Из воды никто не возникал. Всё это казалось загадкой. Инженера Смита она очень занимала.

— Доведём до конца нашу разведку, — произнес он.

Полчаса Евгений Павлович Брандис 10 глава спустя колонисты дошли до юго-восточного края озера и вновь очутились на плато Кругозора. Исследование берегов озера могло считаться завершённым, но Сайресу Смиту так и не удалось найти, где и каким образом уходит из озера лишная вода.

— Непременно, тут кое-где имеется сток, — повторял он, — и раз Евгений Павлович Брандис 10 глава его не видно на поверхности земли, означает, вода пробила для себя дорогу через гранитный кряж.

— Вы, разумеется, считаете, что для нас очень принципиально знать, где этот сток? — спросил Гедеон Спилет.

— Да, достаточно принципиально, — ответил инженер. — Ведь если вода проложила для себя выход через этот кряж, то очень возможно, что там есть пещера Евгений Павлович Брандис 10 глава, и, может быть, нам удалось бы отвести от неё ручей и приспособить эту пещеру для жилья.

— А разве не может вода уходить через дно озера и стекать в море по подземному руслу? — спросил Герберт.

— Естественно, может, — ответил инженер, — и если это так, то скоро нам придётся самим строить для Евгений Павлович Брандис 10 глава себя дом, так как природа не пожелала посодействовать нам, выступив в роли каменщика.

Колонисты уже собирались пересечь плато, чтоб вернуться к Трущобам, потому что было 5 часов вечера, как вдруг Топ опять забеспокоился. Он бешено залаял и, до того как владелец успел его удержать, вторично ринулся в озеро Евгений Павлович Брандис 10 глава.

Все подбежали к берегу. Собака уже отплыла от него футов на 20, и Сайрес Смит звучно звал её. Вдруг из воды высунулась большущая голова какого-то животного; озеро оказалось здесь неглубоким.

Герберт сходу вызнал, к какому роду земноводных принадлежит это отвратительное чудовище с конической рожой, очами навыкате и длинноватыми шелковистыми усами.

— Ламантин Евгений Павлович Брандис 10 глава! — воскрикнул он.

Но это был не ламантин, а другой представитель аква млекопитающих, который носит заглавие «дюгонь», ноздри размещены у него в высшей части рожи. Чудовище бросилось к собаке. Зря Топ желал увернуться и доплыть до берега. Владелец ничего не был в состоянии сделать, чтоб спасти бедного Евгений Павлович Брандис 10 глава пса. Не успели Гедеон Спилет и Герберт нацелиться и пустить в страшилище стрелы, как дюгонь схватил собаку и пропал с нею под водой.

Прочно сжав в руке окованную железом палицу, Наб желал уже ринуться на помощь собаке и сразиться со лютым животным даже в воде, его стихии.

— Нет, Наб, не пущу, — воскрикнул Евгений Павлович Брандис 10 глава инженер, схватив смельчака за руку.

Но под водой происходила борьба, казалось бы не поддающаяся объяснению, — ведь собака не могла в таких критериях оказывать зверьку сопротивление, борьба отчаянная, ибо поверхность озера практически бурлила, борьба безнадёжная, ибо финалом её могла быть только смерть злосчастного пса! И вдруг посреди пенистого круга из Евгений Павлович Брандис 10 глава воды вынырнул Топ. Подброшенный в воздух некий неизвестной силой, он взлетел над озером на 10 футов, опять свалился в бурлящие волны, позже поплыл, быстро работая лапами, и скоро выкарабкался из воды, выручилённый каким-то чудом и даже не получив ни одной серьёзной раны.

Сайрес Смит и его Евгений Павлович Брандис 10 глава товарищи остолбенели от изумления. Но потом их ошеломило событие ещё более таинственное — под водой будто бы длилась борьба. Должно быть, на дюгоня напал некий могучий противник, и чудовище, выпустив собаку, сейчас защищало свою свою жизнь.

Но схватка была недолгой. Вода обагрилась кровью, и на поверхности озера, чернея средь расплывающихся красных кругов Евгений Павлович Брандис 10 глава, выплыло неподвижное тело дюгоня, а волна выкинула его на неширокую песчаную отмель в южном конце озера.

Колонисты побежали туда. Дюгонь был мёртв. Он оказался вправду большим — футов пятнадцати-шестнадцати в длину и весил, возможно, три либо четыре тыщи фунтов. На шейке у него сияла рана, как будто, нанесённая острым Евгений Павлович Брандис 10 глава лезвием.

Какое же земноводное животное убило сурового дюгоня, нанеся ему такую ужасную рану? Никто из колонистов не мог разрешить эту загадку, и, ворачиваясь в своё убежище, все были озадачены необычным происшествием.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Исследование озера. — Течение показывает. — План Сайреса Смита. — Жир дюгоня. — Применение серного колчедана. — Сернистое железо. — Как Евгений Павлович Брандис 10 глава делается глицерин. — Мыло. — Селитра. — Серная кислота. — Азотная кислота. — Рождение водопада.

На последующий денек, 7 мая, Сайрес Смит и Гедеон Спилет, оставив Наба дома готовить обед, поднялись на плато Кругозора, а Герберт с Пенкрофом направились ввысь по течению реки за дровами.

Сайрес Смит и журналист стремительно дошли до той песочной отмели Евгений Павлович Брандис 10 глава у южного края озера, на которую волны выкинули дюгоня. На его мясистую тушу уже слетелись своры птиц. Пришлось разогнать их камнями, потому что инженер желал сохранить жир убитого чудовища для нужд колонии. Мясо дюгоня, не только лишь съедобное, но очень смачное, отлично могло пойти в еду, — недаром в неких областях Малайи Евгений Павлович Брандис 10 глава его подают только к столу туземных царьков. Но такими делами ведал Наб. Сайрес Смит был поглощён другими идеями. У него из головы не выходило вчерашнее приключение. Ему хотелось разгадать тайну подводной схватки и выяснить, какой сородич мастодонтов либо морских монстров нанёс дюгоню такую изумительную рану.

Инженер молчком стоял Евгений Павлович Брандис 10 глава на берегу и внимательно смотрел на озеро, но ничего не было видно в размеренных, прозрачных водах, блестевших серебром под первыми лучами солнца.

У песочной полосы берега, где лежал труп дюгоня, было достаточно мелко, но равномерно глубина увеличивалась, и на середине озера было, возможно, очень глубоко. Котловина озера казалась большой каменной Евгений Павлович Брандис 10 глава чашей, которую Красноватый ручей заполнил водой.

— Ну, что вы смотрите, Сайрес? — спросил журналист. — По-моему, в этом озере нет ничего подозрительного.

— Ничего подозрительного, дорогой мой, — подтвердил инженер. — Но я, право, не знаю, как разъяснить то, что случилось вчера!

— Признаться, и я удивлён, — произнес журналист. — Рана у этого зверька само мало Евгений Павлович Брандис 10 глава странноватая. Как разъяснить, что Топа с таковой силой вышвырнуло из воды? Ей-богу можно пошевелить мозгами, что его подбросила чья-то мощная рука и эта же рука, вооружённая кинжалом, нанесла дюгоню смертельную рану.

— Да, — вдумчиво протянул Сайрес Смит. — Здесь есть что-то непонятное. А скажите, дорогой Евгений Павлович Брандис 10 глава Спилет, вы осознаете, каким образом я был выручилён из бездны океана? Кто перенёс меня в дюны? Не осознаете, правда? И вот я чувствую, что тут кроется какая-то потаенна. Но мы с вами, естественно, когда-нибудь её раскроем. Будем следить, пристально следить, но пока не станем гласить при товарищах Евгений Павлович Брандис 10 глава об этих поразительных приключениях. Давайте хранить наблюдения про себя и делать своё дело.

Как читателям уже понятно, Сайрес Смит всё ещё не мог установить, где конкретно вытекает из озера лишная вода, но потому что не было ни мельчайших признаков, что оно когда-либо выходило из берегов, то, означает, кое-где с Евгений Павлович Брандис 10 глава шествовал водосток. И здесь вдруг Сайрес Смит с неким удивлением приметил, что в том месте, у которого он стоит, проходит достаточно сильное течение. Он бросил в воду несколько веточек и увидел, как они поплыли к южному краю озера. Тогда он пошёл берегом вниз по течению, и оно привело Евгений Павлович Брандис 10 глава его к южной оконечности озера. А там уровень воды сходу понизился, будто бы она в один момент уходила в какую-то трещинку.

Сайрес Смит лёг на сберегал ничком, пристально прислушался, чуть ли не прильнув ухом к воде, и явственно различил шум потока, низвергавшегося куда-то под землю.

— Вот оно что! — воскрикнул Евгений Павлович Брандис 10 глава он, поднимаясь на ноги. — Вон куда уходит из озера вода. Она проложила для себя дорогу через гранитный кряж и вытекает в море, пробегая через какую-нибудь пещеру. А мы её перехитрим и сами воспользуемся этой пещерой! Ну-ка, проверим!

Сайрес Смит срезал длинноватую ветку, ободрал с неё Евгений Павлович Брандис 10 глава листья, погрузил в воду в том месте, где два берега озера сходились под углом, и установил, что там вправду есть обширное отверстие, на глубине всего только 1-го фута от поверхности воды. Подземный сток, который Сайрес Смит напрасно находил до сего времени, нашёлся. Сила течения, устремлявшегося в него, была так велика Евгений Павлович Брандис 10 глава, что ветку вырвало из рук инженера и одномоментно унесло.

— Ну, сейчас уж колебаться нечего, — произнес Сайрес Смит, — здесь под водой отверстие стока. Я обнажу его.

— Каким образом? — спросил Гедеон Спилет.

— Опущу уровень воды в озере на три фута.

— Как вы это сделаете?

— Открою воде другой выход, обширнее этого Евгений Павлович Брандис 10 глава.

— Где, Сайрес?

— Там, где озеро поближе всего подходит к краю плато Кругозора.

— Но ведь там гранитная стенка, — увидел журналист.

— Так что ж, — ответил Сайрес Смит, — я взорву гранитную стенку, вода ринется в пролом, уровень её в озере спадёт, и отверстие стока оголится…

— А на сберегал океана будет низвергаться водопад, — добавил Евгений Павлович Брандис 10 глава журналист.

— Да, водопад! — подтвердил Сайрес. — И мы воспользуемся его силой. Идёмте, идёмте скорей!

И инженер резвым шагом двинулся в оборотный путь, завлекая за собой собственного друга. Тот так веровал в Сайреса Смита, что ни на минутку не усомнился в успехе его планов. Но ж намерения эти были Евгений Павлович Брандис 10 глава очень дерзкими. Как проломить гранитный вал? Как без пороха, с ничтожными самодельными инструментами раздвинуть несокрушимые горы? Не затевал ли инженер Смит непосильное дело?

Когда Сайрес Смит и журналист возвратились в Трущобы, Герберт и Пенкроф разгружали плот, на котором они привезли дрова.

— На данный момент дровосеки своё дело кончат, мистер Сайрес, — смеясь Евгений Павлович Брандис 10 глава, произнес мореплаватель, — и если вам пригодятся каменщики…

— Каменщики не пригодятся, а вот химики требуются, — ответил инженер.

— Да, да, — схватил Гедеон Спилет. — Желаем полуостров подорвать…

— Подорвать полуостров? — изумлённо воскрикнул Пенкроф.

— Во всяком случае, часть острова! — внёс поправку Гедеон Спилет.

— Вот слушайте, друзья мои, — начал инженер.

Он поведал товарищам о изготовленном открытии Евгений Павлович Брандис 10 глава. По его воззрению, снутри гранитного кряжа, на котором находится плато Кругозора, должна быть более либо наименее широкая пещера, и Сайрес Смит намеревался просочиться в неё. Для этого следует, гласил он, снизить уровень воды в озере и оголить отверстие стока, по которому выливается лишная вода. Как это сделать? До Евгений Павлович Брандис 10 глава боли просто: дать воде другой, более широкий выход. Итак, нужно приготовить взрывчатое вещество и, пустив его в ход, сделать озеру значительное «кровопускание» в другом месте берега. И вот он, Сайрес Смит, попробует составить сильную взрывчатую смесь из числа тех материалов, какие природа предоставила в его распоряжение.

Нечего Евгений Павлович Брандис 10 глава и гласить, что все, и в особенности Пенкроф, с экстазом повстречали этот план. Употребить геройские меры, подорвать гранит, сделать водопад — мореплавателю это пришлось по нраву! И раз инженеру Смиту пригодились химики, Пенкроф способен был выступить в роли химика с таким же фуррором, как в роли каменщика либо сапожника. Он Евгений Павлович Брандис 10 глава готов был делать всё что угодно, даже обратиться в учителя танцев и добротных манер, если сие пригодится, гласил он Набу.

Сначала Набу и Пенкрофу было доверено освежевать убитого дюгоня, срезать с туши весь жир, а мясо сохранить впрок. Посланцы немедля направились к озеру, даже не попросив более подробных объяснений. Их Евгений Павлович Брандис 10 глава вера в Сайреса Смита не знала колебаний.

Пару минут спустя тронулись в путь и три других колониста — Сайрес Смит, Герберт и Гедеон Спилет; волоча за собой огромную плетёнку, они шли ввысь по течению реки к месторождению каменного угля, где было также сильно много серного колчедана, который встречается в переходных Евгений Павлович Брандис 10 глава формациях сравнимо недавнешнего происхождения. Сайрес Смит уже приносил эталоны этого минерала.

Весь денек трое геологов перетаскивали в Трущобы груды пирита, к вечеру его скопилось там несколько тонн.

В пн, на последующее утро, 8 мая, инженер приступил к своим опытам. Пиритоносные сланцы в главном состоят из углерода, кремнезёма, окиси алюминия и Евгений Павлович Брандис 10 глава сернистого соединения железа — его как раз там больше всего; необходимо было выделить сернистое железо и как можно быстрее перевоплотить его в металлический купорос, а получив металлический купорос, добыть из него серную кислоту.

Такую задачку и поставил впереди себя Сайрес Смит. Серная кислота отыскала обширное применение во всём мире; её потребление для Евгений Павлович Брандис 10 глава производственных нужд является показателем промышленного развития хоть какой страны. В предстоящем серная кислота оказалась очень полезной колонистам при изготовлении ими свеч, дублении кож и т. д. Но на данный момент инженер желал добыть её для других целей.

Выбрав сзади Трущоб площадку, колонисты кропотливо её выровняли, сложили там костёр Евгений Павлович Брандис 10 глава из хвороста и дров, на него положили кусочки стального колчедана, так, чтобы меж ними проходил воздух, а сверху засыпали узким слоем серного колчедана, раздроблённого на маленькие куски, величиной с орешек.

Сложив всё это, зажгли костёр; накалившиеся сланцы возгорелись, так как содержали внутри себя углерод и серу. Тогда Евгений Павлович Брандис 10 глава сверху положили ещё несколько слоёв дроблёного колчедана, и всю эту гигантскую кучу прикрыли сверху землёй и дёрном, оставив только несколько отверстий, как это делается, когда складывают груду дров, пережигая их на уголь.

Пылающую под спудом груду минералов и горючего, в какой происходили хим перевоплощения, оставили в покое — необходимо было не Евгений Павлович Брандис 10 глава меньше 10 — 12-ти дней для того, чтоб колчедан перевоплотился в сернистое железо и дальше в металлический купорос, а окись алюминия — в сернокислый алюминий, другими словами в идиентично растворимые соединения, тогда как кремнезём и углерод, перешедшие в золу, нерастворимы.

Пока происходили эти хим процессы, колонисты под управлением Сайреса Смита занялись другой Евгений Павлович Брандис 10 глава работой и делали её не только лишь усердно, но с каким-то исступленным рвением.

Наб и Пенкроф срезали весь жир с туши дюгоня и сложили его в огромные глиняные корчаги. Из этого жира необходимо было выделить одну из составных его частей — глицерин. Для этого довольно было обработать его содой, либо Евгений Павлович Брандис 10 глава известью. И в том и в другом случае вышло бы мыло и выделился нужный Сайресу Смиту глицерин. Как мы знаем, извести у колонистов имелось довольно, но обработка жира известью даёт нерастворимое и, как следует, никчемное мыло, тогда как при обработке содой вышло бы растворимое мыло, которое могло понадобиться Евгений Павлович Брандис 10 глава колонистам в их домашнем быту… Как человек практический, Сайрес Смит решил обработав жир содой. Добыть соду оказалось не так тяжело. Море выкидывало на сберегал сильно много водных растений — кремнистые, фукоиды, морской мох и другие. И вот колонисты собрали целые груды водных растений, поначалу их высушили, а позже сожгли Евгений Павлович Брандис 10 глава в открытых ямах. Сгорание продолжалось некоторое количество дней, и температура поднялась так высоко, что зола расплавилась; в итоге пережигания вышла сплошная серая масса, издавна популярная под заглавием натуральной соды.

Сейчас Сайрес Смит имел возможность обработать жир содой, получив таким макаром растворимое мыло и нейтральное вещество — глицерин.

Но этого ещё было недостаточно. Для Евгений Павлович Брандис 10 глава будущих работ Сайресу Смиту нужна ещё была азотнокислая соль, более популярная под заглавием селитры. Сайрес Смит мог бы получить её, обработав азотной кислотой углекислую соль поташа, которую просто извлечь из золы растений. Но азотной кислоты у него не имелось, — как раз её-то он и желал получить. Словом Евгений Павлович Брандис 10 глава, здесь был грешный круг; казалось, выхода не отыскать. К счастью, сама природа предоставила инженеру Смиту селитру — пришлось только потрудиться, чтоб её собрать. Герберт открыл целые залежи селитры в северной части острова, у подножия горы Франклина; оставалось только очистить эту азотнокислую соль.

Все эти различные работы заняли с неделю; закончились Евгений Павлович Брандис 10 глава они до этого, чем вышло перевоплощение сернистого железа в металлический купорос. Колонисты ещё успели до того времени сделать глиняные огнеупорные сосуды и сложить кирпичную печь особенного устройства для грядущей перегонки стального купороса. Всё было закончено 18 мая и в тот же денек практически завершились происходившие хим процессы. Гедеон Спилет, Герберт Евгений Павлович Брандис 10 глава, Наб и Пенкроф под управлением инженера стали потрясающими рабочими. Вобщем, необходимость — наилучший учитель, и её больше всех слушаются.

Когда всю груду колчедана пережгли, в итоге хим перевоплощений вышел металлический купорос, сернокислый алюминий, кремнезём, остаточный уголь и зола. Всё это положили в корчагу, заполненную водой, разболтали в ней, дали отстояться, и Евгений Павлович Брандис 10 глава когда жидкость стала прозрачной, её слили — она представляла собой раствор стального купороса и сернокислого алюминия, все другие вещества остались на деньке корчаги в виде нерастворимого осадка. Жидкость отчасти выпарили, при всем этом отложились кристаллы стального купороса, а невыпаренную воду, содержавшую внутри себя купорос алюминия, оставили без потребления Евгений Павлович Брандис 10 глава.

Сейчас в распоряжении Сайреса Смита было значительное количество кристаллов стального купороса; предстояло получить из него серную кислоту.

В промышленной практике для производства серной кислоты требуется дорогостоящая установка. Здесь необходимы и фабрики и лаборатории, специально оборудованные платиновой посудой, свинцовые камеры, в каких происходят хим реакции (свинец не поддаётся действию кислоты Евгений Павлович Брандис 10 глава) и т. д. Естественно, у Сайреса Смита и в помине не было такового оборудования, но он знал, что в неких странах, к примеру в Богемии, серную кислоту создают более обычным методом и при всем этом даже добиваются наилучших результатов — получают кислоту более сильной концентрации. А именно, этим методом Евгений Павлович Брандис 10 глава вырабатывается так именуемая кислота Нордхаузена.

Для получения серной кислоты Сайресу Смиту оставалось произвести сухую перегонку: прокалить в закрытом сосуде кристаллы стального купороса для того, чтоб серная кислота выделилась в виде паров, а потом, конденсируясь, эти пары перевоплотился бы в водянистую серную кислоту.

Для перегонки послужили приготовленные огнеупорные глиняные сосуды Евгений Павлович Брандис 10 глава, в которые положили кристаллы стального купороса, и специально сложенная печь. Перегонку и конденсацию провели потрясающе, и 20 мая, через двенадцать дней после начала всего процесса, в распоряжении Сайреса Смита был наисильнейший реактив, который он рассчитывал употреблять позже для самых различных целей.

Зачем же ему нужна была серная кислота сначала? Да просто для получения Евгений Павлович Брандис 10 глава азотной кислоты; получить её оказалось несложно: обработав серной кислотой селитру, он оковём дистилляции достигнул выделения азотной кислоты.

Но для чего пригодилась Сайресу Смиту азотная кислота? Этого сотоварищи инженера пока ещё не знали — он не предназначил их в конечную цель собственных работ.

Но инженер уже приближался к собственной Евгений Павлович Брандис 10 глава цели, и последние его опыты дали, в конце концов, то вещество, для получения которого пригодилось столько трудов.

Добыв азотную кислоту, Сайрес Смит подлил к ней глицерина, за ранее сгустив его оковём выпаривания в водяной бане, и получил (даже без прибавления охлаждающей консистенции) несколько пинт желтой маслянистой воды.

Составление консистенции Евгений Павлович Брандис 10 глава Сайрес Смит произвёл один и поодаль от Трущоб, потому что это соединение являлось небезопасным и могло привести к взрыву; а когда он принёс своим товарищам сосуд с приобретенной жидкостью, то кратко произнес:

— Вот нитроглицерин!

Вправду, он добыл это ужасное взрывчатое вещество, пожалуй, в 10 раз превосходящее по силе деяния порох Евгений Павлович Брандис 10 глава и уже вызвавшее столько злосчастных случаев. Правда, применение нитроглицерина стало более неопасным с того времени, как химики отыскали метод превращать его в динамит, соединяя с такими субстанциями, как сахар либо глина, которые могут впитывать в себя эту страшную жидкость. Но в то время когда колонисты очутились на полуострове Линкольна Евгений Павлович Брандис 10 глава, динамит ещё не был известен.


evolution-du-systeme-phonetique.html
evolyucii-industrii-servisa-i-gostepriimstva.html
evolyucionistskij-podhod-k-kulture-2-chas.html