Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение

Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение

Отдалёкое будущее. Д-503, профессиональный инженер, строитель галлактического корабля «Интеграл», ведет записки для потомков, ведает им о «высочайших верхушках в людской истории» — жизни Одного Страны и его главе Благодетеле. Заглавие рукописи — «Мы». Д-503 восторгается тем, что граждане Одного Страны, нумера, ведут рассчитанную по системе Тэйлора, строго регламентированную Часовой Скрижалью жизнь Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение: в одно и то же время встают, начинают и кончают работу, выходят на прогулку, идут в аудиториум, отходят ко сну. Для нумеров определяют подходящий табель сексапильных дней и выдают розовую талонную книгу. Д-503 уверен: «„Мы“ — от Бога, а „я“ — от диавола»

Как-то вешним деньком со собственной милой, кругло обточенной подругой Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение, записанной на него 0—90, Д-503 вкупе с другими идиентично одетыми нумерами гуляет под марш труб Музыкального Завода. С ним заговаривает незнакомка с очень белоснежными и наточенными зубами, с каким-то раздражающим иксом в очах либо бровях. I-330, узкая, резкая, упрямо-гибкая, как хлыст, читает мысли Д-503.

Через некоторое Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение количество дней I-330 приглашает Д-503 в Старый Дом (они прилетают туда на аэро). В квартире-музее рояль, хаос красок и форм, скульптура Пушкина. Д-503 захвачен в одичавший вихрь старой жизни. Но когда I-330 просит его нарушить принятый распорядок денька и остаться с ней, Д-503 намеревается отправиться в Бюро Хранителей и Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение донести на нее. Но на последующий денек он идет в Мед Бюро: ему кажется, что в него врос иррациональный № 1 и что он очевидно болен. Его высвобождают от работы.

Д-503 вкупе с другими нумерами находится на площади Куба во время экзекуции 1-го поэта, написавшего о Благодетеле кощунственные стихи. Поэтизированный Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение приговор читает трясущимися сероватыми губками компаньон Д-503, Муниципальный Поэт R-13. Правонарушителя казнит сам Благодетель, тяжкий, каменный, как судьба. Сверкает острое лезвие луча его Машины, и заместо нумера — лужа химически незапятанной воды.

Скоро строитель «Интеграла» получает уведомление, что на него записалась I-330. Д-503 является к ней в назначенный час. I-330 дразнит Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение его: курит древнейшие «папиросы», пьет ликер, принуждает и Д-503 сделать глоток в поцелуе. Употребление этих ядовитых веществ в Едином Государстве запрещено, и Д-503 должен сказать об этом, но не может. Сейчас он другой. В десятой записи он признается, что погибает и больше не может делать свои обязанности перед Единым Государством, а Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение в одиннадцатой — что в нем сейчас два «я» — он и прежний, невинный, как Адам, и новый — одичавший, любящий и ревнующий, совершенно как в идиотических старых книгах. Если б знать, какое из этих «я» истинное!

Д-503 не может без I-330, а её нигде нет. В Мед Бюро, куда ему помогает Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение дойти двоякоизогнутый Хранитель S-4711, компаньон I, выясняется, что строитель «Интеграла» неизлечимо болен: у него, как и у неких других нумеров, образовалась душа.

Д-503 приходит в Старый Дом, в «их» квартиру, открывает дверцу шкафа, и вдруг… пол уходит у него из-под ног, он опускается в какое-то подземелье, доходит Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение до двери, за которой — рокот. Оттуда возникает его знакомый, доктор. «Я задумывался, что она, I-330…» — «Стойте здесь!» — доктор исчезает. В конце концов! В конце концов она рядом. Д и I уходят — двое-одно… Она идет, как и он, с закрытыми очами, закинув ввысь голову, закусив губки… Строитель Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение «Интеграла» сейчас в новеньком мире: кругом что-то корявое, косматое, иррациональное.

0—90 осознает: Д-503 любит другую, потому она снимает свою запись на него. Придя к нему попрощаться, она просит: «Я желаю — я должна от вас малыша — и я уйду, я уйду!» — «Что? Захотелось Машины Благодетеля? Вы ведь ниже см на Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение 10 Материнской Нормы!» — «Пусть! Но ведь я же почувствую его внутри себя. И хоть некоторое количество дней…» Как отказать ей?.. И Д-503 делает её просьбу — как будто кидается с аккумуляторной башни вниз.

I-330 в конце концов возникает у собственного возлюбленного. «Зачем ты меня истязала, для чего не приходила?» — «А может быть, мне Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение необходимо было испытать тебя, необходимо знать, что ты сделаешь все, что я захочу, что ты совершенно уже мой?» — «Да, совершенно!» Сладкие, острые зубы; ухмылка, она в чашечке кресла — как пчела: в ней нажимало и мед. И потом — пчелы — губки, сладкая боль цветения, боль любви… «Я не могу Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение так, I. Ты всегда что-то недоговариваешь», — «А ты не побоишься пойти за мной везде?» — «Нет, не побоюсь!» — «Тогда после Денька Единогласия узнаешь все, если только не…»

Наступает величавый Денек Единогласия, нечто вроде старой Пасхи, как пишет Д-503; каждогодние выборы Благодетеля, торжество воли одного «Мы». Металлический, неспешный глас: «Кто „за Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение“ — прошу поднять руки». Шелест миллионов рук, с усилием поднимает свою и Д-503. «Кто „против“?» Тыщи рук взметнулись ввысь, и посреди их — рука I-330. И далее — вихрь взвеянных бегом облачений, рассеянные фигуры Хранителей, R-13, уносящий на руках I-330. Как таран, Д-503 пропарывает массу, выхватывает I, всю в крови, у R-13, прочно Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение придавливает к для себя и уносит. Лишь бы вот так нести её, нести, нести…

А назавтра в Единой Гос Газете: «В 48-й раз единодушно избран все тот же Благодетель». А в городке всюду расклеены листки с надписью «Мефи».

Д-503 с I-330 по коридорам под Старым Домом выходят из городка Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение за Зеленоватую Стенку, в низший мир. Невыносимо пестрый гам, свист, свет. У Д-503 голова кругом. Д-503 лицезреет одичавших людей, обросших шерстью, радостных, неунывающих. I-330 знакомит их со строителем «Интеграла» и гласит, что он поможет захватить корабль, тогда и получится повредить Стенку меж городом и одичавшим миром. А на Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение камне большие буковкы «Мефи». Д-503 ясно: одичавшие люди — половина, которую утратили горожане, одни Н2, а другие О, а чтоб вышло Н2О, необходимо, чтоб половины объединились.

I назначает Д свидание в Старом Доме и открывает ему план «Мефи»: захватить «Интеграл» во время пробного полета и, сделав его орудием против Одного Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение Страны, кончить все сходу, стремительно, без боли. «Какая нелепость, I! Ведь наша революция была последней!» — «Последней — нет, революции нескончаемы, а по другому — энтропия, блаженный покой, равновесие. Но нужно его нарушить ради нескончаемого движения». Д-503 не может выдать заговорщиков, ведь посреди их… Но вдруг задумывается: что, если она Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение с ним только из-за…

Наутро в Гос Газете возникает декрет о Величавой Операции. Цель — ликвидирование фантазии. Операции должны подвергнуться все нумера, чтоб стать совершенными, машиноравными. Может быть, сделать операцию Д и вылечиться от всего сердца, от I? Но он не может без нее. Не желает спасения…

На углу, в аудиториуме Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение, обширно разинута дверь, и оттуда — неспешная колонна из оперированных. Сейчас это не люди, а какие-то человекообразные тракторы. Они неудержимо пропахивают через массу и вдруг обхватывают её кольцом. Чей-то пронизывающий вопль:

«Загоняют, бегите!» И все удирают. Д-503 вбегает передохнуть в некий подъезд, и тотчас же там оказывается Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение и 0—90. Она тоже не желает операции и просит спасти её и их грядущего малыша. Д-503 дает ей записку к I-330: она поможет.

И вот давно ожидаемый полет «Интеграла». Посреди нумеров, находящихся на корабле, члены «Мефи». «Вверх — 45!» — командует Д-503. Глухой взрыв — толчок, позже моментальная занавесь туч — корабль через Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение нее. И солнце, голубое небо. В радиотелефонной Д-503 находит I-330 — в слуховом крылатом шлеме, сверкающую, летучую, как древнейшие валькирии. «Вчера вечерком приходит ко мне с твоей запиской, — гласит она Д. — И я выслала — она уже там, за Стеною. Она будет жить…» Обеденный час. Все — в столовую. И вдруг кто Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение-то заявляет: «От имени Хранителей… Мы знаем все. Вам — кому я говорю, те слышат… Испытание будет доведено до конца, вы не посмеете его сорвать. А позже…» У I — обезумевшие, голубые искры. На ухо Д: «А, так это вы? Вы — „исполнили долг“?» И он вдруг с страхом соображает: это дежурная Ю, не раз Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение бывавшая в его комнате, это она прочла его записи. Строитель «Интеграла» — в командной рубке. Он твердо приказывает: «Вниз! Приостановить движки. Конец всего». Облака — и позже дальнее зеленоватое пятно вихрем мчится на корабль. Исковерканное лицо Второго Строителя. Он толкает Д-503 со всего маху, и тот, уже падая, туманно Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение слышит: «Кормовые — полный ход!» Резкий скачок ввысь.

Д-503 вызывает к для себя Благодетель и гласит ему, что сейчас сбывается старая мечта о рае — месте, где блаженные с оперированной фантазией, и что Д-503 был нужен заговорщикам только как строитель «Интеграла». «Мы ещё не знаем их имен, но уверен, от вас узнаем Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение».

На последующий денек оказывается, что взорвана Стенка и в городке летают своры птиц. На улицах — восставшие. Глотая раскрытыми ртами бурю, они двигаются на запад. Через стекло стенок видно: дамские и мужские нумера совокупляются, даже не спустивши штор, без всяких талонов…

Д-503 прибегает в Бюро Хранителей и ведает S Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение-4711 все, что он знает о «Мефи». Он, как старый Авраам, приносит в жертву Исаака — себя самого. И вдруг строителю «Интеграла» становится понятно: S — один из числа тех…

Опрометью Д-503 — из Бюро Хранителей и — в одну из публичных уборных. Там его сосед, занимающий сидение слева, делится с ним своим открытием: «Бесконечности нет Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение! Все естественно, все очень просто, все — вычислимо; тогда и мы победим философски…» — «А там, где кончается ваша конечная вселенная? Что там — далее?» Ответить сосед не успевает. Д-503 и всех, кто был там, хватают и в аудиториуме 112 подвергают Величавой Операции. В голове у Д-503 сейчас пусто, просто…

На другой денек Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение он является к Благодетелю и ведает все, что ему понятно о неприятелях счастья. И вот он за одним столом с Благодетелем в известной Газовой комнате. Приводят ту даму. Она должна дать свои показания, но только молчит и улыбается. Потом её вводят под колокол. Когда из-под колокола откачивают Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение воздух, она откидывает голову, глаза полузакрыты, губки стиснуты — это припоминает Д-503 что-то. Она глядит на него, прочно вцепившись в ручки кресла, глядит, пока глаза совершенно не запираются. Тогда её вытаскивают, при помощи электродов стремительно приводят в себя и опять сажают под колокол. Так повторяется трижды — и она все-же Евгений Иванович Замятин. Мы - изложение не гласит ни слова. Завтра она и другие, приведенные совместно с нею, взойдут по ступеням Машины Благодетеля.

Д-503 так кончает свои записки: «В городке сконструирована временная стенка из высоковольтных волн. Я уверен — мы победим. Так как разум должен победить».


evgenij-shvarc-obiknovennoe-chudo.html
evgenika-i-eticheskie-normi-referat.html
evgeniya-ginzburg.html